Колковская республика: как началась германо-украинская война

Колковская Республика 5 канал / Машина часу
Во время Второй мировой войны один повстанец смог обмануть три самые мощные разведки

Февраль 2018 года. На пресс-конференции в Риме министр иностранных дел РФ Сергей Лавров безапелляционно заявляет: украинская власть – преступна, а ее герои – гитлеровские прихвостни. Осуждение ОУН в Нюрнберге – уже давно опровергнутый фейк, но его реальная подоплека – фееричнее любых россказней Лаврова.

После Второй мировой Кремль действительно пытался добиться международного осуждения ОУН и УПА как преступных организаций. Для этого в феврале 1946 года в Нюрнберге об украинцах вдруг заговорил свидетель обвинения от СССР – фельдмаршал Фридрих Паулюс. Он сдался в плен под Сталинградом, и после трех лет обработки в советских лагерях послушно заявил, что Германия использовала против СССР украинских националистов, а еще греко-католическую церковь. Заместитель генпрокурора СССР Николай Заря добавил, что Бандера и Мельник – платные агенты Гитлера и участники его преступлений. Трибунал потребовал подтверждений, и СССР спешно предоставил целую массу нацистских документов об ОУН. И это был грандиозный провал.

Из-за собственной халатности или безграмотности советская делегация вместо очернения УПА – перед всем миром доказала ее борьбу с нацизмом. Первый же документ показал: эсесовцы начали тайно уничтожать бандеровцев еще в ноябре 1941 года, потому что те готовили национальное восстание. Другие материалы были еще более сенсационными: антинацистское восстание без всякой внешней поддержки таки взорвалось, и между гитлеровцами и националистами началась настоящая война. 

Прагматики говорят, что все войны в мире ведутся исключительно за ресурсы. Во время Второй мировой Украина была неисчерпаемым источником важнейшего из них, ценнее, чем нефть и газ. Важного настолько, что американский военкор Эдгар Сноу в 1941-м назвал всю Вторую мировую "войной за Украину".

Первая мировая запомнилась немцам не только геополитическими поражениями и боевыми потерями, их ощутили не все. Зато весь немецкий народ страдал от катастрофической нехватки продовольствия. Попытка введения карточной системы не помогла – Владимир Ленин саркастически назвал ее "идеально организованным голодом". Поэтому в 1918-м в стране разразилась Ноябрьская революция, приведшая к развалу фронта и капитуляции. Во время Второй мировой Гитлер твердо решил не допустить ничего подобного. "Немецкий народ не должен испытывать бремени войны", – говорил он, и противился любым ограничениям поставки продуктов для немцев за счет украинцев.

Гитлер пожертвовал Москвой, чтобы успеть разбить Киевскую группировку Красной Армии еще до жатвы. Чтобы было кому собирать урожай, отпустил на волю более чем миллион советских пленных. На два года Украина стала немецкой житницей. Но сытые годы нацистов закончились в 1943-м, и больше всего к этому приложились украинские националисты. Их нацисты начали арестовывать еще летом 1941-го, после провозглашения Акта восстановления Украинского государства во Львове. С ноября начались тайные массовые казни. Документ об этом советский прокурор Заря так безрассудно предоставил Нюрнбергскому трибуналу.

Националисты ушли в подполье. Не имея возможности создавать собственные легальные структуры, они массово засылали своих агентов в коллаборационные формирования. Особенно такие, где дают оружие и учат стрелять. Одним из таких агентов был молодой националист из Львовской области Степан Коваль. До войны он успел послужить в польской армии и посидеть в польской тюрьме за украинскую агитацию. После нападения Германии на СССР поехал во Львов, затем на Волынь. Там ОУН пыталась создать свои вооруженные подразделения. В Луцке формировался Отдел особого назначения имени Евгения Коновальца. Его также называли Первым украинским полком. Но нацисты создать украинскую армию не позволили и превратили полк в военизированную школу подготовки сельскохозяйственных комендантов "Ланддинст Украине". Оружие и униформу бойцам оставили. Поскольку организаторов полка, явных деятелей ОУН, нацисты вскоре арестовали, его руководителем сумел стать подпольщик Степан Коваль. И начал работу не в интересах оккупантов. Подготовка понадобилась уже весной 1943-го. Степан Коваль превратился в известного партизанского командира, уже под повстанческим псевдонимом "Юрий Рубашенко".

Путин и его пропагандисты постоянно называют украинских повстанцев пособниками нацизма. В этом кремлевский начальник копирует другого диктатора, который тоже отрицал самостоятельность бандеровского движения. И этот диктатор – не Сталин, а Гитлер.

В конце 1942 года революционное крыло ОУН начало создавать собственные вооруженные отделы. В феврале следующего года состоялись первые бои УПА с нацистами. Повстанцы штурмовали опорные пункты оккупантов во Владимирце, Кременце, Цумане и других городах Волыни. Пытались добыть оружие и освободить из тюрем пленных товарищей. Сил было крайне мало, а победы давались ценой тяжелых потерь. Погибли создатели первых отрядов УПА генерал Иван Клымив и полковник Григорий Перегиняк.

Степан Коваль
Степан Коваль5 канал / Машина часу

"Это середина 1943 года. Еще нет мысли о том, что Германия проиграла войну. Это достаточно устойчивая система, особенно на Волыни", – напомнил историк Андрей Дуда.

Тогда ОУН бросила призыв к украинцам, оказавшимся на немецкой службе. Им обещали прощение прошлых грехов за переход на сторону повстанцев с оружием в руках. Организацией процесса занялись агенты повстанцев, такие, как Степан Коваль. Он приказал своим бойцам убрать оружие с немецкого склада, арестовал нацистских офицеров и организованно вывел всех в лес. Из бывших подчиненных он сформировал повстанческий отряд. По состоянию на март 1943-го курень Рубашенко был крупнейшим подразделением молодой УПА на Волыни. Этот инцидент стал искрой, которая вызвала настоящий взрыв. Обученные и вооруженные украинские добровольцы немецкой армии и полиции начали переходить к УПА целыми батальонами. За весну 1943-го силы повстанцев выросли в шесть раз. Система оккупационных властей на Волыни просто упала, а число ударов по оккупантам, наоборот, резко возросло.

"Активизация повстанцев в этот период действительно велика. То есть бои на Волыни проходят с огромной частотой. И очевидно, это стало проблемой для немецких оккупационных властей. Повстанческие отряды еще в начале, еще до середины 1943 года ведут реально активную борьбу. В отличие, кстати, от красных партизан, которые в то время тоже действовали в том регионе, но такой активности не проявляли, и немцы для себя не видели проблемы в советской партизанке", – отметил Дуда.

Нацисты не признали, что сами вызвали ненависть населения террором и высылкой. Зато просто обвинили Бандеру в работе на Сталина.

Степан Коваль
Степан Коваль5 канал / Машина часу

"Нацисты сбрасывали с самолетов листовки, в которых пытались дискредитировать украинских повстанцев. Писали разную чепуху, что, мол, Степан Бандера сотрудничает с СССР, что ОУНовцы – это агенты большевиков, потому что они борются против немецкой армии, которая якобы освобождает Украину от большевиков. Пытались создать раскол между галичанами и волынянами. Называли повстанцев "пришельцами из Галичины", недоученными Галицкими студентами, даже Галицкими жидами обзывали", – рассказал историк Игорь Бигун.

Цинизм ситуации был в том, что Бандера в это время сидел в нацистском концлагере Заксенхаузен. В соседнем блоке держали сына Сталина Якова. Именно тогда, весной 1943-го, лейтенант Джугашвили не выдержал неволи и покончил с собой, бросившись на изгородь из колючей проволоки. Однако нацистская пропаганда, не стесняясь, приписывала Бандере сотрудничество со Сталиным.

"Такая пропаганда не имела влияния на население, потому что многочисленные карательные операции, сожженные села, ограбленные хозяйства говорили совсем о другой картине", – подчеркнул Бигун.

В отличие от пропаганды, в своих служебных документах нацисты оценивали ситуацию реалистичнее и признавали, что на Волыни вспыхнуло национальное восстание. 

В 1943-м Гитлер наконец был вынужден ограничить поставки продуктов для населения. В Германии, как и в Первую мировую, появился эрзац-хлеб с непонятными примесями и гороховая колбаса, потому что украинское мясо и пшеница теперь в значительной степени шли на склады украинской армии и Украинского государства.

Пока московская пропаганда рассказывала о том, что украинские националисты служат Гитлеру, те воевали и в буквальном смысле освобождали Украину от нацистов.

"Когда Повстанческая армия начала осваивать больше территории Волыни с немецкими захватчиками, они начали громить гарнизоны, теснить немецкие войска, захватывать населенные пункты, захватывать территории. Таким образом начали образовываться территории, где оккупационных властей уже не было. На таких территориях начали образовываться повстанческие республики. То есть территории, где власть полностью принадлежала украинскому националистическому подполью", – уточнил Бигун.

Большевики, как и нацисты, несмотря на ложь собственной пропаганды, прекрасно знали об истинном положении вещей. Весной-летом 1943 года на Волыни и Полесье возникло несколько анклавов, полностью подчиненных УПА.

"На территории Волынской области, на северо-восток от города Владимира-Волынского, существовала территория в Свинаринском лесном массиве, которая называлась Сечью, по аналогии с Запорожской Сечью. Там действовал и отряд УПА, который назывался "Сечь". Несколько деревень с центром в селе Волчанка тоже были неприступны для немцев, там не было немецких властей. Там господствовали подпольщики и повстанцы из УПА. Это была известная повстанческая республика. Кроме того, повстанческой республикой тоже называли село Антоновцы. Это граница современных Тернопольской и Ровенской областей. Антоновецкая республика, где располагалась группа УПА "Богун", – отметил Бигун.

Наибольшей же территорией свободы на Волыни стала Колковская республика, и ее возникновение – заслуга Степана Коваля.

"Образовалась она весной 1943 года. Есть разные даты образования – либо май, либо июнь. Пожалуй, наиболее вероятной является дата 15 мая 1943 года. Это день, когда курень под командованием Степана Коваля, псевдоним "Юрий Рубашенко", захватил этот городок", – добавил Бигун. 

Перед этим повстанцы зачистили от нацистов всю территорию Колковского и соседних районов и подступили к Луцку. Немногочисленные немецкие гарнизоны панически готовились к обороне и не спешили помогать друг другу, поэтому взятие столицы республики прошло фактически бескровно. Колки на целых полгода превратились в центр антинацистского сопротивления и очаг независимого государства. На въезде в городок даже установили табличку "Временная столица Украины".

Колковская Республика
Колковская Республика5 канал / Машина часу

"Туда переместились многочисленные службы и подполья, и УПА. Например, когда образовался штаб группы УПА "Туров", то есть Волынской области, то этот штаб был в Колках, а в соседнем селе Староселье располагался политический штаб, то есть штаб области, общественно-политическая референтура. В самих Колках была организована комендатура УПА, которая следила за порядком. Также там были курсы медсестер и саперов. С началом сентября возобновила деятельность школа", – отметил Бигун.

Самое важное для населения освобожденных зон – их избавили от нацистского террора, вывоза молодежи на работы в Германию и грабительских поборов. С началом национального восстания количество вывезенных в Рейх принудительных рабочих сократилось сразу в 5 раз. Объемы вывоза продовольствия с Волыни упали сразу почти на 80%.

Волынь
Волынь5 канал / Машина часу

"В Колках и освобожденных близлежащих селах начали работать различные предприятия. В первую очередь отремонтировали электростанцию, которая давала энергию для многочисленных мастерских: сапожные, портновские, мастерские по производству колбас, разнообразных продуктов, кроме того, начали действовать больницы. Также возобновила свою деятельность "Просвита", а при ней начал действовать местный театр", – подчеркнул Бигун.

На освобожденных просторах строилось собственное государство. Даже с собственной валютой – украинской.

"В УПА создали некие облигации, которые назывались бофонами. То есть это сокращение фразы "на боевой фонд". Если человек отдавал там какие-то продукты, снабжение, в котором нуждались повстанцы, то повстанцы расплачивались такими облигациями. Также предполагалось, что когда будет самостоятельная Украина, то люди смогут обменять эти бофоны на настоящие украинские деньги", – рассказал Бегун.

Сил на противостояние украинской республике у нацистов поначалу не хватало. Они хаотично создавали коллаборационные формирования из местных поляков и стягивали на Волынь подразделения из русских и азиатских народов. Местный фюрер СС и полиции издавал грозные приказы о борьбе с бандами и даже просил украинцев прекратить войну, но безуспешно.

"Первые несколько месяцев Колковской республики прошли относительно мирно. Один из свидетелей даже вспоминал, что люди даже забыли, что вокруг идет война", – добавил Бигун.

Украинская республика в нацистском тылу не могла просуществовать долго. Уже летом Гитлер понял масштаб катастрофы и прислал на Волынь своего главного специалиста по борьбе с партизанами, а также целую дивизию СС во главе со своим зятем, однако потерпел унизительное поражение.

 

Предыдущий материал
Кандидаты, рейтинги и партийные съезды: какие обещания приготовили избирателям
Следующий материал
"Сталину был выгоден миф о "живом" Гитлере": шокирующий рассказ украинца – свидетеля Нюрнбергского процесса

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях