Карательная психиатрия: как Россия использует дьявольское изобретение, отточенное в застенках СССР Читайте українською

Карательная психиатрия 5 канал / Машина часу
Расцвет карательной психиатрии приходится на 60-70-е годы. По всему "совку" создавали так называемые специальные психиатрические клиники тюремного типа. Медперсонал – сотрудники КГБ

30 апреля 2020 года. Глава миссии США при ОБСЕ Джеймс Гилмор делает шокирующее заявление – Россия использует в аннексированном Крыму карательную психиатрию. То есть абсолютно здоровых людей - за несогласие с оккупационной властью бросают в психушку, где начинают принудительно лечить. Американский дипломат заявил, что по меньшей мере двое крымско-татарских политзаключенных – Яшар Муединов и Раим Айвазов – находятся в многонедельном психиатрическом заключении. Он добавил, что тактика карательной психиатрии "имела место в прошлом и была оставлена позади, но сейчас ее применение снова восстанавливается против политических оппонентов".

Карательная психиатрия ужасное изобретение 20-го века, место его дьявольского применения исключительно Россия.

История не сохранила для нас имени автора дьявольского замысла — карательной психиатрии. Известно, что в далеком 1921-м в психушку упрятал свою политическую оппонентку Феликс Дзержинский. Практиковал такое и генпрокурор СССР 30-х Вышинский. Однако до 60-х годов 20-го века это были единичные случаи. Скорее наоборот – при Сталине психушки становились местом, куда прятались от расстрелов и Гулагов.

 

Расцвет карательной психиатрии приходится на 60-70-е годы. По всему "совку" начинают создавать так называемые специальные психиатрические клиники тюремного типа. Медперсонал – сотрудники КГБ. При этом признание тех, кто думал иначе, "сумасшедшими", а соответственно, и отправка их на принудительное лечение в психиатрические учреждения происходила в соответствии с действующими в СССР медицинскими нормами.

Маховик карательной психиатрии начинал раскручиваться с того момента, когда по решению суда вольнодумцев отправляли на судебно-психиатрическую экспертизу. Она обычно проводились в научно-исследовательских институтах, отсюда будущие пациенты советских психушек выходили, вернее их выводили под охраной, с диагнозом "вялотекущая шизофрения".

"Лекцию читал ведущий психиатр, директор института Сербского и одновременно генерал-майор Морозов, и вот кто-то из судебных экспертов спросил, что такое "вялотекущая шизофрения"? Морозов улыбнулся и сказал: "Понимаете, коллеги, это когда галлюцинаций нет, бреда нет, а шизофрения – есть", – рассказал советский политзаключенный, психиатр Семен Глузман.

Семен Глузман
Семен Глузман5 канал / Машина часу

Одним из первых известных жертв репрессивной психиатрии стал украинский советский генерал Петр Григоренко. Герой Второй мировой войны, командующий дивизией, в 60-х он вдруг начал критиковать сталинизм и даже Хрущева. В 1964-м власть лишила Григоренко офицерского звания и всех наград и пенсии. Однако он не остановился. Посадить героя войны было нельзя, и тогда его решили сделать сумасшедшим. В 1971-м Семен Глузман подготовил экспертизу, в которой признал Григоренко психически здоровым. Несмотря на это, Григоренко оказался в сумасшедшем доме, а сам Глузман – на скамье подсудимых, а впоследствии и в лагерях строгого режима за антисоветскую деятельность.

"Не все психиатры были готовы идти на такие злоупотребления. Далеко не буду ходить, вот Василий Стус. Я с ним сидел в камере, и он мне рассказывал, как он здесь проходил экспертизу. И как тут заведующая отделением на вопрос Стуса "Ну что, будете из меня делать дурачка?" ответила: "Нет, мы этим не занимаемся", – подчеркнул эксперт.

Петр Григоренко
Петр Григоренко5 канал / Машина часу

И действительно, известным украинским диссидентам, которые добрую часть своей жизни отбыли в психушках, ярлык "дурачка" штамповали не в Киеве. Научно-исследовательский институт имени Сербского был одним из самых страшных мест для вольнодумцев СССР. Его посещение почти гарантировало "путевку" для лечения от вялотекущей шизофрении. В места не менее страшные.

1968 год, Днепропетровск, УССР. В городе ударными темпами возводят психиатрическую больницу специального типа. Она больше похожа на тюрьму – огорожена забором и колючей проволокой. На вышках дежурят автоматчики. Сюда направляют диссидентов, которых не смогли сломать в других больницах. Принудительное психиатрическое лечение здесь проходили Анатолий Лупинос, Николай Плахотнюк, Леонид Плющ, Василий Рубан, Иосиф Тереля.

Значительная часть узников после освобождения замечали у себя ранее отсутствующие невротические проблемы: чувство усталости, ухудшение концентрации внимания, возбудимость, раздражительность, ночные кошмары, острое чувство тоски.

"То, что я читал, то, что мне говорили о днепропетровской психушке – это было за гранью зла. Там человек практически не мог выжить. В этой днепропетровской больнице, где большинство медперсонала были представители КГБ. Одна из них говорила, что ее не интересует здоровье, ее интересует, что вы против партии и народа", – рассказал писатель Степан Процюк. 

Николая Плахотнюка арестовали в 1972 году. В зловещем институте Сербского ему поставили диагноз "шизофрения с манией преследования, периодически невменяем". Начиная с 24 ноября 1972 года диссидент проходит принудительное лечение в Днепропетровской, а с сентября 1976 года – в Казанской тюремной специальной психиатрической больницах. Неоднократные выводы медицинских комиссий о прекращении принудительного лечения в 1974, 1976, 1977 годах отклонялись судом. Из психиатрической больницы Плахотнюка выпустили в 1981 году. Спустя 9 лет.

Николай Плахотнюк
Николай Плахотнюк5 канал / Машина часу

Требование к диссидентам отказаться от своих шизофренических убеждений подкреплялась активным курсом лечения –  введением в организм психотропных препаратов. Дважды в день кололи галоперидол. Состояние больного понемногу затормаживается. Он ходит с потухшим взглядом, склонив набок голову, изо рта течет слюна и он ее не вытирает, потому что ему безразлично. Мягкие места на руках и ягодицах твердеют и кровоточат от уколов, потому что кровь начинает плохо сворачиваться. Через полгода пациенту заменяют уколы на таблетки. "Лечение" длится от 5 до 25 лет.

Невменяемым, то есть пациентом психбольницы строгого режима, был признан математик и известный публицист Леонид Плющ. В июле 1968 года Плюща уволили с работы в связи с тем, что он написал в газету "Комсомольская правда" резкую статью по поводу суда над российским диссидентом Гинзбургом. Впоследствии Плющ начал публиковаться в самиздатовской "Хронике текущих событий" и распространять "Украинский вестник", редактируемый Вячеславом Чорноволом. В 1969 году он становится членом Инициативной группы защиты прав человека в СССР.  15 января 1972 года его арестовали и обвинили по статье "антисоветская агитация и пропаганда с целью подрыва советской власти". В январе 1973 году суд признал, что Плющ совершил преступление в невменяемом состоянии.

Леонид Плющ
Леонид Плющ5 канал / Машина часу

В январе 1976 года Плюща выдворили из СССР во Францию. Международная комиссия западных психиатров признала его психически здоровым человеком. В 1976 году Плющ пишет автобиографическую книгу "В карнавале истории", в которой дает оценку диссидентскому движению, системе и вспоминает мучения в днепропетровской психушке. Пишет Плющ и о легендарном Анатолие Лупиносе, который, пройдя мордовские лагеря и психушки, дождался независимости, стоял у истоков УНА-УНСО и даже успел повоевать в Чечне против России.

В 1974 году главный психиатр Министерства внутренних дел СССР профессор Рыбкин осмотрел Лупиноса и сделал вывод: "Отменить лечение и выписать в кратчайший срок", но суд ему отказал. В 1976 году его перевели в алма-атинскую специальную психиатрическую больницу, а поскольку Днепропетровска тюремная больница не прислала историю болезни, то его начали лечить заново. В 1978 году медкомиссия представила Лупиноса на выписку – суд определил принудительное лечение в больнице общего типа. В целом Анатолий Лупинос провел в специальных психиатрических больницах 11 лет.

1977 год. Нобелевскую премию мира получает британская организация "Международная амнистия". Основанная в начале 60-х, она была призвана защищать права узников совести, в частности, в 70-х годах вплотную занялась защитой политзеков в Советском Союзе. В 77-м, член организации американка Айрис Акагоши начала писать письма неизвестному ей узнику из Украины Зиновию Краковскому. В течение двух лет она написала 30 писем, и ни на одно из них не получила ответа. Другой потерял бы надежду, но Айрис продолжала отправлять письма, и в 1978-м таки получила ответ – Зиновия Красовского как раз выпустили из Львовской психбольницы, где карательная система пыталась вылечить его от украинских убеждений.

Зиновий Красовский
Зиновий Красовский5 канал / Машина часу

О Зиновии Красовском можно было бы снимать приключенческий фильм. Аресты и побеги, снова аресты, заключение, амнистия, новый виток борьбы и вновь арест.   

Октябрь 1964-го. Во Львовской, Тернопольской областях и на Ивано-Франковщине начинает распространяться самиздатовский журнал "Воля и Батькивщина". Его издает организация Украинский национальный фронт, которая ставит целью добиться независимости Украины ненасильственным способом. УНФ отправляет открытые письма в адрес 23-го съезда КПСС и руководителю компартии УССР Щербицкому. Адресаты вызывают на ковер руководителей КГБ с требованием разыскать смельчаков – бесполезно. Только в марте 67-го госбезопасности удалось арестовать часть руководства украинского национального фронта. Одного из лидеров УНФ – Зиновия Красовского осудили на 17 лет тюрем, лагерей и ссылок, но в 1972-м, после первой пятилетки его отправляют на принудительное лечение в психбольницу. В 70-х на Западе печатают "Чорновил пейперс" (так перевели "Горе от ума" Вячеслава Черновола) и украинскими узниками совести заинтересовалась "Международная амнистия". Так, в частности, и началась многолетняя переписка Айрис Акагоши и Зиновия Красовского. Не в последнюю очередь благодаря "Международной амнистии" было прервано 8-летнее принудительное лечение Красовского в психушках.

Однако радость свободного общения была недолгой. В 1980-м Красовского снова упрятали за решетку за антисоветскую деятельность. Переписка продолжалась. В 1985-м Зиновий Краковский вышел на свободу и сразу включился в правозащитную деятельность. Умер в сентябре 1991-го, после провозглашения независимости Украины. В 1987-м не стало Айрис Акагоши. Только в следующем – 1988-м – в СССР прекратила свою деятельность система карательной психиатрии.

Систему карательной психиатрии в СССР отменили только в 1988 году. 16 психиатрических больниц специального типа МВД СССР передали в Министерство здравоохранения СССР, а 5 больниц ликвидировали. С психиатрического учета сняли 776 тысяч пациентов.

Впрочем современная Россия Путина, очевидно, решила вернуться к брежневско-андроповским рецептам. Весь мир был поражен принудительной экспертизой в психушке одного из лидеров крымско-татарского меджлиса Ильми Умерова. Почти месяц мужчина провел за больничными решетками.

 

Предыдущий материал
"Восстание машин" и транспортный квест: как украинцы после ослабления карантина добираются на работу
Следующий материал
Несколько слов по-гуцульски: откуда происходит и во что верит загадочный народ украинских Карпат
Loading...

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях