Букринский плацдарм: одна из самых кровопролитных битв Второй мировой войны

Букринский плацдарм 5 канал / Машина часу
Форсирование Днепра стало пирровой победой Сталина, который засыпал реку трупами

Август 1943-го. Вторая мировая война, Восточный фронт. Германия пытается контратаковать у российского Курска, но неудачно. Потерпев поражение, Вермахт стремительно отступает, без боев покидая Левобережную Украину. 

"После победы под Курском войска немецкой армии начали откатываться вглубь Украины. Советская армия начала наступление. Наступление – это примерно 750 км. И в конце августа – начале сентября армия подошла к Днепру", – рассказал старший научный сотрудник Национального военно-исторического музея Украины Александр Филь.

Днепр становится для немецкой армии естественной защитной линией. Окрыленный успехами, Сталин дает команду к началу ноября форсировать реку и взять Киев. 

"Почему 6-го? Потому что 7-го в советские времена был праздник. Праздновали годовщину Октябрьской революции. Сталин отдал приказ любой ценой Киев освободить к празднику", – отметила работница музея-диорамы "Битва за Днепр в районе Переяслава" Надежда Бойко.

Командование Красной Армии панически боялось Сталина. Один пример – 9 апреля 1941 года на одном из совещаний заместитель наркома обороны СССР 30-летний летчик-герой Павел Рычагов осмелился раскритиковать вождя. Через три дня он был арестован, а через несколько месяцев расстрелян без суда. Расстреляли и его жену. 

Приказ Сталина был воспринят буквально, поэтому в конце сентября Красная Армия попыталась форсировать Днепр, чтобы захватить так называемый Букринский плацдарм. Началась одна из самых кровопролитных битв в человеческой истории.   

"Те, кто воевал на Букрине, называли одним словом – ад", – добавила Бойко.

"Это иногда называют вторым Сталинградом. Это, возможно, был акт мести военного командования не только тем людям, которые находились здесь, в оккупации, но украинцам как таковым", – предположил историк Тарас Нагайко.

Букринский плацдарм
Букринский плацдарм5 канал / Машина часу

Советская армия решила форсировать Днепр от Переяслава на Трахтимировский полуостров. 

"Решили Днепр преодолеть почти без остановки. Почему именно Букрин? После соответствующей разведки был сделан определенный вывод, что Букрин подходит по той причине, что он выпуклый в направлении наших войск. И его можно было простреливать с правой и левой стороны, и можно было, согласно замыслу верховного главнокомандования, захватить", – пояснил Филь.

Уже вскоре стало понятно, что командование ошиблось. Правый берег в этом месте оказался неприступным. 

"Ландшафт танко-опасный, не дал возможности пройти танкам Третьей гвардейской армии под командованием Павла Рыбалко. По свидетельствам Ивана Литвиненко, героя СССР, который жил в Киеве и с которым я общался. Он пробыл на Букринском плацдарме три дня, после чего его танк был подбит. Он, в частности, говорил, что яры, пересеченная местность не позволяли использовать эти танки. Он воевал на танке "Валентайн" английского производства. Причем раньше мы умалчивали о лендлизовских танках, которые массово использовались Красной Армией. Так же, как и танки "Черчилль" и другие", – подчеркнул Филь.

Выбор места форсирования Днепра был не единственной ошибкой командования Красной Армии. 

"Была проведена высадка десанта, который понес огромные потери. Для того чтобы поддержать наступление наших войск в районе Букрина, приняли решение о высадке десанта. Это 3,5 воздушно-десантные бригады, которые должны были бы с тыла нанести встречный удар для того, чтобы расширить плацдарм для дальнейшего наступления на Киев, который был в 80 км. Во время этой воздушно-десантной операции остались единицы выживших десантников. Почему? Потому что наши летчики не сориентировались, и десантники полетели на своих парашютах прямо на зенитные расчеты, или прямо в Днепр, или прямо в плен попадая", – уточнил Филь.

Военные расчеты
Военные расчеты5 канал / Машина часу

Но признать ошибку – означало разгневать Сталина. И командование Красной Армии решило завалить врага трупами.  

"Мы находимся на побережье Каневского водохранилища. Рядом город Переяслав. Отсюда начиналось форсирование Днепра на правый берег. Фронт тянулся на несколько километров. И, скажем, такие локации, то строился мост, понтонная переправа, делались лесозаготовки. Местное население было мобилизовано на эти работы, более 9 тыс. человек. Из рассказов старожилов известно, что все это происходило во время бомбежек и авиационных налетов. Процесс мобилизации проходил с привлечением всех, кого можно привлечь. Привлекали, глядя на рост. Возрастные границы были 16-17 лет", – рассказал Нагайко.

Битва за Днепр не только одна из самых кровопролитных в истории, это еще и история одного из крупнейших военных преступлений. Руководство СССР и Красной Армии решило одолеть врага массой гражданских, так называемых чернорубашечников. 

"Переяславцы были мобилизованы как черносвиточники. Их военкоматы не учитывали. Эти люди были одеты в домашнюю одежду. Им не выдавали военную форму. А украинская верхняя одежда – это свита, которая изготавливалась из шерсти. В русском переводе – чернорубашечники. Им не только не выдавали военную одежду, но и оружие. Сталин считал людей, находившихся на оккупированной территории, предателями. Поэтому им не нужны были ни форма, ни оружие. Многие, если не утонули в Днепре, оружие добывали на правом берегу", – подчеркнула Бойко.

"Поисковый отряд "Рубеж" за свою коротенькую историю поднял останки 400 бойцов Красной Армии. Из них, к сожалению, стали известны имена только троих. Среди них можно назвать Петра Мовчана – одного из тех, кого называют чернорубашечниками. По свидетельству его сыновей, которые в 2010 году были живы, с ними общались наши поисковики, они помнят, как отца провожали на войну. Старший сын помнит, как он держал отца за сапог, стараясь не пустить, будто предчувствуя, что он в последний раз видит своего отца. И он погиб буквально через несколько дней. Мать, когда умирала, то говорила: "Петр ко мне вернется". И его похоронили рядом с женой. Это действительно реальная история", – добавил Филь.

Прежде чем под обстрелами удалось построить переправу, Красная Армия форсировала Днепр вплавь. Ничего, что значительная часть военных банально не умели плавать. 

Братская могила
Братская могила5 канал / Машина часу

"Книга "Плацдарм" посвящена именно этому украинскому плацдарму. Виктор Астафьев – сам участник форсирования Днепра. Он был контужен во время форсирования, награжден медалью "За отвагу". И он вспоминает, что 25 тыс. заходило в Днепр с правого берега и выходило на другой 5-6 тыс. Кроме подготовки, многие солдаты реально не умели плавать. И некоторых, опять же, по воспоминаниям участников, принуждали командиры. Когда они говорили, что не умеют плавать, те отвечали, мол, ничего. Некоторые брали просто палки, некоторые – ботву подсолнечника, делая вид, что у них есть что-то в руках", – отметил Филь.

"Мне наш местный житель, его фамилия Новородовский, покойный уже, рассказывал. Затем их, переяславских ребят, с одной улицы, шесть человек посадили на плот и переправляли на правый берег Днепра. Он сказал, что до берега не доплыли несколько метров. Рядом что-то разорвалось, пятеро погибли. Он один добрался до берега. А на правом берегу – горы убитых наших. Он начал ходить по трупам, нашел где-то автомат, гранату", – добавила Бойко.

Красный от крови Днепр – это было не преувеличение. Те, кто таки достигал правого берега, погибал уже там, ведь территория простреливалась со всех сторон.

"При форсировании Днепра ежесуточные потери составляли, как один Афганистан. Ежесуточные. То есть 417 тыс., согласно официальным данным, при форсировании Днепра. Это лишь официальное количество погибших. Иногда звучат цифры "миллион" и "полтора". Почему? Днепр поменял русло. Мы не можем исследовать другие места, где можно было бы установить других погибших", – объяснил Филь. 

"Одна из женщин, бабушка на это время, она вспоминала, что весной 1944 года тронулся лед, и всплыло очень много трупов молодых парней в вышитых сорочках. Она считает, что это были мобилизованные из Полтавской области. Она их идентифицировала по вышивкам. А они с учениками и со взрослым населением ходили и складывали трупы, присыпали их землей. Осуществляли такие санитарные захоронения", – уточнил Нагайко.

"Это село Григоровка, изображенное на диораме, в течение дня переходило по нескольку раз из рук в руки. Перед советскими войсками была поставлена задача удержаться на правом берегу, перед гитлеровскими – сбросить советские войска обратно в Днепр. Позади гитлеровских войск стояли эсэсовские части. Они подгоняли солдат в атаку и расстреливали отступавших. А с нашей стороны сзади стояли заградотряды, вооруженные новенькими крупнокалиберными пулеметами. Таких пулеметов на вооружении штурмовых отрядов не было", – отметила Бойко.

Захоронения в основном безымянные – СССР заботился о занижении числа собственных потерь, чтобы не платить компенсации семьям. 

"К 1943 году у большинства солдат уже не было медальонов, так называемых капсул, где хранились записочки. Им выдали красноармейские книжки, но они, попадая в почву, влагу, часто не выдерживали и не могли сообщить, кто является владельцем этой красноармейской книжки", – добавил Филь.

"Один из жителей современного Казахстана, фамилия Салмасов, он искал своего дядю. И прилетев сюда в Украину, он попал в Переяслав, потом отсюда поехали на Бучак. И он очень долго пытался отыскать среди отчеканенных фамилию своего родственника и не мог. Ни в соседних деревнях, ни на Бучаке. И только попав во двор, где расположен этот деревянный крест, спросил женщину пожилую, которая там рядом с огородом сидела. И она сказала, что это похоронен один из советских бойцов, которого просто не стала забирать санитарная команда. Потому что в братской могиле в селе Бучак просто не хватило места для трупов. После того он понял, что не сможет найти конкретное место захоронения и, возможно, по-новому пережил и оценил те потери, которые привели к форсированию Днепра", – рассказал Нагайко.

"Заходишь в село вблизи Букрина, а там говорили местные жители: у нас есть долина смерти. Что такое долина смерти? Это были места, где были массово уничтожены люди. Пулеметным огнем, минометным огнем. И я хочу сказать, что десятилетиями люди даже не заходили в те места. Они были страшны, они напоминали о смерти. И уже после боев, через определенное время, через месяц, через два людей организовывали, чтобы брать и эти тела хоронить. И это было страшно, потому что тела, скажем, из-за климатических условий разлагались. К этому привлекались дети, подростки. Мне лично рассказывали, как это все происходило. Появились стаи одичавших собак, лисы. И все это, извините, питалось человеческим мясом", – подчеркнул Филь.

Только в конце октября командование СССР признало ошибку. И тогда было принято решение тайком перебросить основные силы на север, на так называемый Лютежский плацдарм.

"Лютежский плацдарм расположен от Киева севернее, мы – южнее Киева. Но чтобы это сделать, нужно было перегруппировать войска. Их снимают ночью и с сохранением светомаскировки по мостам они были переправлены снова на левый берег. Вдоль левого берега маршем прошли до 200 км за 6 суток, подошли к Десне, форсировали Десну и вышли на Лютежский плацдарм. А что делается на Букринском плацдарме? На Букринском делается все, чтобы обмануть гитлеровцев. Отсюда танки сняли, а вместо них построили макеты из дерева и земли. И гитлеровцы бомбардировали наши макеты в течение нескольких дней", – отметила Бойко.

Пока готовилось форсирование Днепра с севера, на Букрине имитировали попытки наступления. Тысячи людей оставили на верную смерть. 

"Были оставлены и некоторые батальоны. Я не погрешу против истины, когда скажу, что оставлены на смерть. Они очень остро ощущали дефицит боеприпасов и продуктов питания. Возможно, смотрели советский фильм "Батальоны просят огня" по повести Юрия Бондарева. Так этот фильм об этих батальонах, которые были оставлены на Букринском плацдарме. Они просили огня. Им обещали поддержку огнем с левого берега, но командование их обмануло", – пояснила Бойко.

Наконец, 6 ноября ценой безумных человеческих потерь приказ генералиссимуса Сталина был выполнен – Киев взят. Общее количество потерь наступательной операции – более 700 тыс. – остается одной из крупнейших в мировой истории.

"У каждого трагического явления есть родители. Хотя говорят, что у поражения нет родителей. А у победы родителей хватает", - добавил Филь.

Пиррову победу форсирования Днепра приписали генералу Николаю Ватутину. В Киеве ему установлен памятник. Уже через несколько месяцев после взятия Киева Ватутин получил ранение. Он поехал осматривать линию фронта неподалеку от Ровно. На обратном пути возле Новоград-Волынского колонну генерала обстреляли. По официальной версии, это была засада Украинской повстанческой армии. Странным выглядит то, что Ватутин был ранен сзади – в бедро и ягодицу. Не менее странным – то, что от легкого ранения Ватутин вскоре умер. Иосиф Сталин лично приказал врачам не давать Ватутину антибиотики. У взятия Киева должен был быть только один герой. 

Интересный нюанс – российская Википедия утверждает, что во время боев за Букринский плацдарм погибло лишь 20 тыс. человек. Казалось бы, зачем преуменьшать потери? Все ради конструирования мифа о победоносной войне. И в этом мифе нет места не вымышленным, а настоящим героям и жертвам.

 

Предыдущий материал
За гречку – в полицию: что закон позволяет избирателям брать из рук кандидатов и что те предлагают
Следующий материал
COVID-19 в мире: Франция вводит комендантский час в Париже и больших городах, а в Германии ограничат работу кафе