"Надо быть готовым, и "чтобы пулемет стоял в каждом доме": хроника освобождения Мариуполя в воспоминаниях украинских бойцов

0629.com.ua
Памятный день. 13 июня 2014 года

"Друг Спайдер", боец добровольческого полка "Азов":

"Людей у нас было около полутора сотен, оружия не много... Помню, как мы проходили между домами, двигались осторожно, чтобы нас не задело, ведь там из банка был круговой обзор. Мы стреляли по банку, чтобы погасить огневую точку, потому что наверху кто-то сидел и вел огонь из темного окна.

Конечно, без знания местности, вражеского личного состава было несколько сложно работать. Тем более, для нас это была первая серьезная операция, хотелось сделать все на высшем уровне.

Освобождение Мариуполя
Освобождение Мариуполя5 канал

Мы заходили с двух сторон. С одной – группа с "Душманом", "Боцманом", "Палий" с "Пряником", а со стороны гостиницы "Спартак" заходили мы с Андреем, "Черкасом", "Хорстом" и другими нашими бойцами.

Вспоминается реакция горожан. Некоторые сбегались и кричали, чтобы мы не трогали "их ребят, их освободители", а были те, кто угощал нас кофе и чаем, а после победы украинские флаги повывешивали на балконах. Хорошо помнится парень, который, когда мы уже выезжали, стоял на угловом балконе дома на улице Итальянской и держал государственный флаг в руках.

Еще припомнился момент ... был недалеко дом, между ним и соседним – перегородка деревянная. Мы там спрятались и оттуда стреляли. Через год, в годовщину освобождения города, проходили мимо – а на том доме вывесили украинский флаг. Как-то так знаково это все было, не зря же мы спрятались за домом, владельцы которого оказались патриотами".

Первый командир добровольческого полка "Азов" Андрей Билецкий:

“Мы начинали в три утра. 159 азовцев в штурмовой группе, части НГ и "Днепр-1" в оцеплении, приданная "зушка" на "шишизе" 72-й бригады, с шикарным, хотя и слишком веселым экипажем.

Ребята поспали часа четыре, мне не удалось – всю ночь убеждали генералов, в том, что штурм возможен. Убедили.

Самый странный переход. Никто не хочет нарушать священную тишину и тьму... Радиообмен минимален, бойцы в кузовах КамАЗов и пикапов говорят шепотом или молчат. Так же бесшумно высаживаются с бортов, разворачиваются в порядки.

Переход. С первыми лучами солнца суровые лица оказываются почти детскими. Первый выстрел, за ним – взрыв. Адская канонада, команды и мат. Больше огня, больше команд, больше мата! Забава началась, освобождение началось!

Обстрел Мариуполя из "Градов"
Обстрел Мариуполя из "Градов"MRPL.CITY

Хорошо помню каждого: "Легионера", раненого в первые секунды боя, его взводного "Виталеса", по лицу которого было понятно, что лучше ранили бы его; "Палия" в единственном тяжелом бронежилете за "утесом", в кузове самодельного ган-трака, который мы назвали "Пряник", "Малыша" – совсем слеповатого, но его пообещали взять в бой, если он с рабочими за два дня доделает "Пряник". Помню раненого "Хорса", дикие глаза и просьбы не отправлять в больницу до конца боя. Помню "Бендера" с гранатометом, который и уйдя из "Азова" еще десятки раз ходил за линию, брал россиян в плен... Колю "Ядра" и его акробатические трюки – того "Ядра", который погибнет вместе с разведгруппой под Новоазовском. "Байду", носившегося по простреливаемой Греческой с коробами ПК для "испанца". Помню "Бубу", Рому "Сатану", "Боцмана" и покой "Душмана" (бой – единственное место, где этот человек бывает спокойным). Они вели основную штурмовую группу. Пулеметчиков "Бормана" и "Менеджера" в синей мастерке. Помню пыл первого и хладнокровие второго. "Пушкина" – хорошего дядю, бизнесмена из Бердянска. Зная, что нам не хватает водителей, он сел за руль автобуса и повез первую штурмовую группу. Даже Корчинского, который вытаскивал "легионера", помню.

В те бешеные дни у нас не было профессии, социального статуса, партийной принадлежности и каких-либо других условностей. Мы были теми, кем родились, – украинцами. И это внутреннее ощущение единства делало нас непобедимыми, ощущение, что нет ничего ценнее, чем Родина”

Годовщина освобождения Мариуполя
Годовщина освобождения МариуполяFacebook / Олександр Куць

Командир тактической группы спецподразделения "Омега" НГУ с позывным "Бук":

"8 мая в Мариуполь были переброшены львовские и луцкие гвардейцы для обеспечения охраны общественного порядка в городе. Утром 9 мая сепаратисты ворвались в городской отдел милиции, где проходило совещание руководителей силовых органов, устроили перестрелку – появились первые раненые и убитые.

Мы получили задание вылететь на вертолете в Мариупольский аэропорт в составе группы из 10 человек с оружием и экипировкой. Около 10 утра. Я собрал группу, экипировались и вылетели из Луганского аэропорта в Мариуполь. В небе мне была доведена информация, что первый этаж Мариупольского отдела милиции захватили сепаратисты. Второй и третий – удерживали проукраинские силы. Периметр вокруг горотдела блокирован украинскими подразделениями. Нашей задачей было штурмовать здание, обезвредить террористов и освободить заложников. "Задание на 2 часа", – так нам тогда говорили…

Сепаратисты заблокировали все подъезды к зданию. Возле отдела велась хаотичная стрельба. Залетели мы на автобусе через тыловые ворота в задний дворик. А там куча людей с оружием в непонятной форме. Как потом оказалось, это были бойцы батальона "Днепр-1". Их командира, который тогда был на совещании силовиков, сепаратист-снайпер застрелил через окно.

Мариуполь
Мариуполь5 канал

У нас не было никакой информации об обстановке вокруг отдела милиции. Мы не знали, что в соседних домах находились вражеские снайперы. Ни плана, ни какие силы и средства там уже есть... Нам лишь сказали, что здание милиции блокировано и два этажа из трех находятся под контролем силовиков.

Наша группа взяла под охрану периметр, организовала систему наблюдения и обороны здания. Я начал искать старшего, чтобы выяснить обстановку. Его не было. Над подразделениями Нацгвардии из Львова и Луцка был старший полковник Смолов.

К тому времени во дворике было трое мужчин, связанных. Это были сепаратисты, которых задержал батальон "Днепр–1". У двоих из задержанных были пулевые ранения.

Горотдел был охвачен пламенем. Кабинеты, которые вели во внутренний дворик, зарешечены. В двух из них находились семь человек, до них никому не было дела. Мы пытались освободить заблокированных людей. Все в гражданском были работниками Мариупольского горотдела милиции. В автобусе нашли двухметровый трос. Подъехали к зданию, зацепили и сорвали решетку и освободили их. Они бы там так и погибли, если бы мы их не достали.

Мариуполь
Мариуполь5 канал

Все это время со всех сторон велся хаотичный огонь. Люди из толпы из-за спин женщин, детей, ветеранов стреляли по нам из пистолетов. Не знаю, как они не попадали в нас, видимо, не обученные. Кроме сепаратистов, был убит один военнослужащий из батальона луцкого – солдат срочной службы, и трое было раненых.

Когда там уже некого было освобождать, оружия также не было, потому что сепаратисты все вынесли – встал вопрос, как собрать все наши подразделения и выйти в безопасное место.

Я взял инициативу в свои руки. Вычислил одного сепаратиста с ветераном, самых активных участников в толпе. Переговорил с ними по обмену задержанных сепаратистов на возможность выйти к воинской части 3057. Они согласились.

Засланный сепаратист, который был с ветераном, сказал, что нам теперь конец.

"Мы знаем, что наших у вас нет, и сейчас всех вас расстреляем", – сказал он мне.

Я напомнил ветерану о договоренности. И что через пять минут планируем выход, что нам нечего терять. В случае попыток помешать выходу, мы будем реагировать в соответствии с обстановкой.

Освобождение Мариуполя
Освобождение Мариуполя5 канал

Положили в разбитый автобус, на котором мы приехали, тело убитого гвардейца и выдвинулись к нашим заблокированным военнослужащим в городе. Бойцов батальона "Днепр-1" мы взяли внутрь. Наша группа разделилась: пять человек – в тылу, остальные пять – по фронту. Мы двигались и забирали наших бойцов в тех местах, где они были заблокированы разъяренной толпой. Среди заблокированных – трое раненых. Так мы шли по городу до воинской части около 3 км. Нас сопровождала вся та разъяренная толпа, которая была возле милицейского участка.

Когда мы пришли в часть, там был полный хаос. Бегали люди в штатском с оружием. Выяснилось, что бойцам кто-то дал команду переодеваться в штатское и расходиться по домам. Большинство срочников в этой части были местными. Я настоял, чтобы они сдали оружие. А потом все разбежались по домам.

В части остались бойцы батальона "Днепр–1" и нас десять человек. Сепаратисты оцепили территорию и простреливали ее с высоток, которые находились вплотную к части. Ходить по территории воинской части было опасно, только перебегать.

Оставалось несколько единиц техники на ходу и оружие. Я тогда доложил командующему Нацгвардии Украины генералу Полтораку ситуацию и получил согласие на то, чтобы покинуть часть и вывезти оружие. В три машины мы погрузили оружие и боеприпасы. Оставили только химию, дымы, осветительные ракеты. Для личного состава места в транспорте почти не осталось. Из-за этого ехали как-то наподобие индийского поезда. Нашу колонну постоянно блокировали, но мы доехали до Мариупольского аэропорта.

В аэропорту мы пробыли еще семь дней. Моя группа отвечала за систему охраны аэропорта. Организовали взаимодействие между подразделениями, установили сигналы, пароли, сектора и организовали патрулирование.

Через два дня после 9 мая мы еще несколько раз заходили в воинскую часть и в центр города, проводили разведку прилегающих к центру Мариуполя районов.

Мариуполь, 9 мая 2014 года
Мариуполь, 9 мая 2014 годаВікіпедія

Центр города был захвачен сепаратистами. Они выставляли блокпосты, стаскивали скаты, стройматериалы и делали баррикады. Тогда у сепаратистов были БМП, БРДМ, которые не были исправны, и много оружия, которое они вынесли из горотдела милиции.

Отношение людей к нам было враждебным, они готовы были нас растерзать. Возможно, и были те, которые поддерживали нас, но они молчали, боясь за свою жизнь и жизнь родных.

На следующий день после выхода в мариупольский аэропорт была проведена операция по вывозу раненых гвардейцев из местных больниц и их эвакуация на территорию, подконтрольную украинской власти..."

Возле Мариуполя бойцы ООС готовятся к зиме
Возле Мариуполя бойцы ООС готовятся к зиме5 канал

Роман Грицык, старший прапорщик в/ч 4114 Западного оперативно-территориального объединения Нацгвардии:

"В Мариуполь мы вылетели 13 мая самолетом Ил-76 из Гостомеля. Сразу приняли под охрану блокпосты вокруг города.

Жители Мариуполя, ночью, прячась от сепаратистов, приносили нам карематы, сигареты, еду и воду. Одна семейная пара вообще притащила 40-литровый бидон зеленого борща. Чтобы убедить нас, что еда не отравлена, они на наших глазах съели по тарелке и ждали час, чтобы показать, что все хорошо. Борщ оказался очень вкусный. Но дело было в доверии. Они знали, что мы из Львова, и не говорили на нас "бандеровцы". Относились, как к родным. Знаете, есть такое чувство, когда ты за границей далеко от родной земли и встречаешь там украинца – вот тогда было похожее ощущение.

Окрестности Мариуполя
Окрестности Мариуполя5 канал

Один раз к блокпосту подъехал дедушка на старенькой "Волге". Подошел и протянул нам 200 гривен со словами, что хочет как-то помочь военным, чтобы как можно быстрее выгнать оккупантов из Мариуполя. Конечно, деньги мы не взяли. Тогда он заплакал. Он расстроился, что, проехав более сотни километров, не смог внести вклад в дело освобождения родного города. Мы успокоили его и пообещали, что Мариуполь был, есть и будет украинским. Именно тогда мы поняли, что здесь живут украинцы, патриоты, которые страдают от российских наемников, и мы им нужны, наша помощь, наша победа".

"Дэн", военнослужащий в/ч 3008 Нацгвардии:

"Было красное солнце, похожее, как день апокалипсиса. Нам сказали выключить все телефоны, чтобы не было утечки информации. Мы быстро экипировались, командир нам всем поставил четкие задачи. Мы зарядили оружие, сели в автобус и выехали в центр города.

Начался бой: стреляли из гранатометов, пулеметов, автоматов. Снайперы работали как с той стороны, так и с нашей. Помню, я поднялся на последний этаж многоэтажки и увидел, как снизу все кишело людьми с оружием. Все происходило очень активно.

Годовщина освобождения Мариуполя
Годовщина освобождения Мариуполя5 канал

Стреляли из зениток, сожгли их бронированную машину, затем загорелся дом, в котором находились вражеские позиции. А был еще случай, когда сзади к нам подъезжала машина. Ей кричали, сигнализировали остановиться, но водитель пошел на прорыв. Тогда нам пришлось открыть огонь. За рулем сидел сепаратист, у него было два ранения – в плечо и в ногу".

"Карбон", военнослужащий в/ч 3008 Нацгвардии:

"Город кишел боевиками. Мы вышли на свои позиции, начался штурм позиций боевиков. Бои происходили в центре города, поэтому было очень сложно. Противник пытался вырваться из огневого кольца, ранив трех бойцов "Азова", члены незаконного вооруженного формирования вышли на передовые позиции нашего подразделения. Мы открыли огонь. В результате этой операции мы задержали немало боевиков.

Теперь понимаю, если бы мы тогда не выбили боевиков из города, могли потерять Мариуполь. После его освобождения люди начали выходить на улицы, общались с нами. Было очень приятно видеть, что через два месяца их отношение к нам изменилось – они радовались".

Мариуполь
Мариуполь5 канал

"Борман", пулеметчик добровольческого батальона "Азов":

"Я был первым номером расчета пулемета ПКМ. Их у нас тогда было всего три. Опыта у меня не было. На уровне человека, который интересуется вопросом, детально изучал войну в Грузии с российскими оккупантами, немножко в Карпаты ездил, немного что-то где-то знал. Я всегда был убежден, что надо быть готовым ко всему, чтобы "пулемет стоял в каждом доме".

К штурму мы готовились на полигоне. Я учился пользоваться пулеметом, другие ребята изучали свое оружие. Проходили тактическую медицину. И как-то во время занятий к нам приехал друг "Черкас" и сказал, что поступило указание внезапно выдвигаться в мариупольский аэропорт. Мы по-быстрому заехали на базу, где мы "упаковались" – взяли БК, экипировку, словом, все свои вещи. И сразу на своих "боевых тачанках" мы рванули в аэропорт. Там перекусили сухпайками. А уже около трех часов ночи нас подняли и начали выдавать патроны и гранаты, после этого построили.

Мариупольское направление ООС
Мариупольское направление ООС5 канал

Довели боевой план, кто и что должен делать. Один из генералов ВСУ обещал нам, что по позициям сепаратистов будет работать АГС, чему мы очень обрадовались, но в реальности никакой поддержки АГС у нас не было. Поэтому мы построились – с одной стороны стояли мы, с другой – подразделения НГУ. Я тогда не знал, что это были нацгвардейцы, и что ими командовал наш сегодняшний заместитель командира части 3018, полковник Артем Илюхин. Также к нам вышли Ляшко и Билецкий, толкнули речь, мол, "держитесь, ребята".

После этого мы начали грузиться в технику. Я ехал в КамАЗе, за нами ехал грузовик с ЗУ-23-2. Я тогда еще подумал: "Хорошо, что едет зенитка, значит и АГС дадут". Но, к сожалению, этого не произошло. Поэтому на штурм Мариуполя мы шли вооруженные исключительно стрелковым оружием. Были пару СВД, три пулемета ПКМ и гранатометы РПГ-7.

Защитники Мариуполя, ООС
Защитники Мариуполя, ООС5 канал

Мы спешились возле гостиницы "Спартак". Помню, как один из бойцов – кажется, позывной "Легионер" – выпрыгнул из грузовика и сразу же напоролся на растяжку, или сдетонировал один из выстрелов к РПГ. Словом, раздался взрыв, и все подумали, что нас обстреливают из миномета. Когда вдруг нам говорят: "Есть трехсотый". Мы выдвинулись вперед, за нами в город зашла рота нацгвардейцев Артема Илюхина, которая оцепила район и блокировала возможный отход противника.

Между нами и баррикадой сепаратистов завязался бой, я получил приказ короткими очередями прикрывать передвижение моей группы. Впоследствии я насчитал, что отработал по баррикаде около тысячи патронов. Группа перешла через улицу и начала зачищать здания на той стороне. Мы этого не знали, но на перекрестке этих улиц боевики на провода навязали фугасы.

На перекрестке продолжался бой, мы прикрывали переход группы, а враг отстреливался из занятых им зданий ПТУ, СБУ, "ПриватБанка" и других. Сперва по вражеской баррикаде отработал наш боец из РПГ. Затем мне пришлось корректировать огонь зенитки, после чего удалось занять позиции у баррикады. Когда стреляет ЗУ-23-2 – это впечатляющее зрелище! Они мощно отработали по террористам. Что касается фугасов, то боевики планировали их взорвать в случае, если бы мы заняли перекресток, тогда от нас бы ничего не осталось. Но огнем зенитной установки были повреждены провода, поэтому детонации не произошло, и мы смогли подойти и занять позиции. Я увидел на баррикаде флаг т. н. "ДНР" и решил сорвать его. Позже мы использовали эту тряпку в качестве коврика, чтобы вытирать ноги.

Учения под Мариуполем
Учения под Мариуполем 5 канал

С той стороны в основном были местные неадекваты и различные криминальные элементы, "титушки", короче, типичные "ватники". Но интересная деталь: в Мариуполе базировалось подразделение кадыровских чеченцев. Они выехали из города накануне штурма. Это были профессиональные военные. Именно они заложили там самодельные взрывные устройства. Наши инженеры потом рассказывали, что это была профессиональная работа.

Когда власти и силовики в городе еще были дезорганизованы и не могли в полной мере определиться, что нужно делать, штурм Мариуполя был невероятно удачной операцией. Конечно, все можно было провернуть и лучше, но как всегда "подкачала" коммуникация с верховным командованием, все боялись проявить решимость, никто не хотел брать на себя ответственность. О военных, сражавшихся с нами бок о бок, ничего плохого не могу сказать, мы поддерживали друг друга огнем. Они всячески нам помогали, обеспечивали патронами.

Мариупольское направление
Мариупольское направление5 канал

А местные сепаратисты сначала собирались, организовали протест, выкрикивали в нашу сторону угрозы и нецензурную лексику. Но со временем нам удалось мирно и без потерь подавить проявления сепаратизма на улицах Мариуполя. Позже, когда мы уже ехали на ротацию, они вывешивали на окнах и балконах своих жилищ сине-желтые флаги. Возможно, они прозрели после обстрела российскими "Градами" Мариуполя.

Кстати, наш бронированный мусоровоз, который принимал участие в штурме Мариуполя, потом спас мне жизнь под Иловайском, и не одному мне..."

Слава Украине! Вместе к победе!

Читайте также: "Голодного можно купить, а свободного – только убить": что кардинал Любомир Гузар, лидер УГКЦ завещал украинской нации

Предыдущий материал
"Я в Снежном с "игрушкой": на суде по МН17 обнародовали новые записи переговоров боевиков о "Буке"
Следующий материал
Мини-огород на подоконнике: топ-7 овощей и зелени, которые легко вырастить дома