Оркестр Вермахта играл гимн, когда подняли флаг СССР: совместный немецко-советский парад в Бресте в 1939-м – видео

Немецкий генерал Гудериан и советский комбриг Кривошеин осматривают войска во время передачи м. Брест-Литовска Красной армии www.ww2.memory.gov.ua
Совместный парад Красной Армии и Вермахта в Бресте 1939 г. до сих пор является малоизвестным событием среди жителей белорусского города Брест.  В I пол. 1990-х документальные кадры преступного парада появились на телеэкранах. По одной из центральных улиц, которая сегодня названа именем Ленина, едут немецкие танки. На импровизированной трибуне стоят немецкий генерал Гайнц Гудериан и советский командир дивизии Семен Кривошеин...

Гудериан и Кривошеин улыбаются, всячески демонстрируя взаимную привязанность. Потом появляется советская техника. Ей из-за спин советских и немецких солдат машет руками немногочисленная публика, наблюдающая за парадом. На флагштоке развевается нацистский флаг со свастикой.

На этой кинохронике – совместный парад Вермахта и Красной Армии в Бресте 22 сентября 1939 года.

17 сентября 1939 г. СССР напал на Польшу, которая тогда боролась с нацистской Германией. Таким образом Москва решила занять территории, которые находились в сфере ее интересов и должны были отойти к СССР по условиям пакта Молотова – Риббентропа. В Восточной Польше практически не было польской армии: главные силы воевали с немцами. Отборным частям Красной армии противостояли только пограничные заставы Корпуса охраны пограничья, которые не могли остановить многотысячные советские войска. А те быстро продвигались вперед, сталкиваясь разве что с единичным сопротивлением.

17 сентября 1939 г. Верховный главнокомандующий Польши, генерал Эдвард Рыдз-Смиглый приказал не вести военные действия против СССР (кроме ситуаций, когда красные пытались разоружить польских солдат). Польские военные получили приказ по мере сил отходить за границу с тактической целью: перегруппировать войска в ожидании помощи западных стран.

В то же время частям, воевавшим с немцами, было приказано продолжать сопротивление. Но это только усилило дезорганизацию польского тыла и облегчило Красной армии процесс оккупации польской территории.

17 сентября границу Польши пересекла, в частности, и Советская 29-я танковая бригада. 265 легких советских танков Т-26 подавили сопротивление пограничных застав в районе Несвижа. Уже вечером красные вошли в Барановице. А через несколько часов комбриг Семен Кривошеин получил приказ продвинуться в направлении Бреста и занять город.

Тогда советское командование уже знало, что в Бресте находятся немецкие воинские части. И действительно, на подступах к городу танки Кривошеина встретили немецкую пехоту.

Согласно тайным протоколам пакта Молотова-Риббентропа, немецко-советская граница должна была пролегать по рекам Висла, Нарва и Сян. Однако позже стороны согласовали, что сферы влияния разделит Буг.

Войдя в Брест, немцы "перевыполнили план" – так что теперь должны были покинуть город.

Генерал Гудериан не был энтузиастом того, чтобы Брест перешел к СССР. Совсем недавно он вел кровопролитные бои против поляков за Брестскую крепость и весь город, а плодами этих боев должен был воспользоваться кто-то другой. Но указание немецкого командования было однозначное: оставить Брест "советам".

21 сентября в результате переговоров советские и немецкие офицеры разработали документ, в котором подробно описана операция вывода немецких войск из города. С немецкой стороны его подписал полковник Неринг, а с советской – капитан Губанов. Этот документ предполагал проведение совместного торжественного марша войск".

В своих воспоминаниях, изданных в 1968 г. (очевидно, они подверглись цензуре), комбриг Кривошеин утверждал, что парад инициировали немцы. По его словам, он даже пытался выкрутиться, чтобы избежать парада, поскольку осознавал: это для него компрометация. Однако Гудериан был непреклонен, а советское командование не хотело осложнять отношения с союзником.

Совместный парад Вермахта и Красной Армии в Бресте, 22.09.1939 г. Слева направо: генерал-лейтенант М. фон Викторин, генерал танковых войск Г. Гудериан и комбриг С. Кривошеин
Совместный парад Вермахта и Красной Армии в Бресте, 22.09.1939 г. Слева направо: генерал-лейтенант М. фон Викторин, генерал танковых войск Г. Гудериан и комбриг С. КривошеинВікіпедія

Кривошеин действительно оказался в щекотливой ситуации. Совсем недавно он как коммунист воевал в Испании, в частности, с гитлеровскими добровольцами, которые боролись на стороне Франко. Кроме того, он был евреем и знал, как нацисты относятся к лицам его национальности. Но если он и имел сомнения относительно того, что на самом деле происходит, то в 1939 г. их никак не заявил. Как и остальные советские командиры, Кривошеин в контактах с немецким командованием вел себя вполне лояльно.

В своих послевоенных воспоминаниях Гудериан вспоминал те события: "Вопросы, которые остались нерешенными в положениях Министерства иностранных дел, удовлетворительно и обоюдно решены непосредственно с россиянами. Мы смогли забрать все, кроме захваченных у поляков запасов, которые остались русским, потому что их невозможно было эвакуировать за такое короткое время".

Также Гудериан вспоминал, что Кривошеин хорошо знал французский и это облегчало его общение с немецким командованием.

22 сентября 1939 ровно в 14:00 в Бресте начался парад. По центральной улице прошли немецкие, а затем советские воинские части.

Советские танки и немецкие мотоциклисты на параде 22 сентября 1939 г.
Советские танки и немецкие мотоциклисты на параде 22 сентября 1939 г.Вікіпедія

"Мы с генералом Гудерианом поднялись на невысокую трибуну. За пехотой пошла моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полёте пронеслось над трибуной десятка два самолетов", вспоминал генерал-лейтенант Красной армии Семен Кривошеин.

С флагштока торжественно сняли немецкий флаг и вывесили красное знамя. Немецкий оркестр отыграл гимн своей страны, а затем "Интернационал", гимн СССР. Своего оркестра танковая бригада Кривошеина не имела...

В советские времена парад в Бресте не упоминался. Сотрудничество с гитлеровской Германией, разделение Польши были белыми пятнами истории. Кратковременный всплеск интереса к этой теме наблюдался в начале 1990-х, но с приходом к власти в Беларуси Александра Лукашенко быстро вернулись советские стандарты, в частности, в области исторической политики.

Поэтому, спустя более 80 лет после совместного парада Красной армии и Вермахта, в Бресте предпочитают не вспоминать этот позорный эпизод. Многолетнее замалчивание дало свой эффект. Об этом свидетельствует хотя бы небольшой опрос редакции белорусской газеты.

Виктор Марчук, главный редактор "Брестской газеты", рассказывал: "Я провел в нашей редакции простенький социологический опрос. Спрашиваю: что произошло в Бресте 22 сентября 1939 года? Так сразу никто не ответил, а работают у нас журналисты, которые родились в 80-90-е годы. Думаю, такой же результат будет в среднем по городу".

Центральный градообразующий миф здесь – оборона Брестской крепости в июне 1941 г. Россия и Беларусь даже вместе (за государственные средства) сняли об обороне художественный фильм с участием известных российских звезд. Ежегодно 22 июня в Бресте проходят торжества, посвященные началу "Великой отечественной войны". Воспоминания советских защитников Брестской крепости – важная часть мероприятий.

"Оборона Брестской крепости – первое, с чем ассоциируется наш город. И это активно поддерживают органы власти, идеологические службы. А на самом деле советско-германский парадпозорная страница. Поэтому о нем никто, кроме старожилов, и не вспоминает",  добавляет Марчук.

В Бресте, как и повсюду в Беларуси, 1 сентября 1939 года – малоизвестная историческая дата. В 2019 г. президент Беларуси Александр Лукашенко не воспользовался приглашением президента Польши Анджея Дуды и не поехал 1 сентября в Варшаву на памятные мероприятия по случаю 80-й годовщины начала войны.

Такая позиция диктатора привела к тому, что Беларусь едва ли не последней из всех бывших советских республик продолжает отчаянно держаться за советскую версию истории.

"По сути, официальная белорусская историография повторяет главные тезисы советской. Именно поэтому, если спросить у учеников белорусских школ, когда началась Вторая мировая, в ответ услышим: 22 июня 1941 г., когда немцы напали на СССР", объясняет историк Игорь Кузнецов.

В 1994 г. Лукашенко пришел к власти под лозунгом возрождения СССР. И даже сейчас, в I пол. XXI в., памятники Ленину стоят во всех белорусских городах. Ежегодно новые офицеры местного КГБ торжественно присягают на верность Беларуси в музее Ф. Дзержинского, военные чтят память советских командиров, которые погибли во время "Великой отечественной войны", а годы правления генсека КПСС Леонида Брежнева называют "золотым веком" Беларуси.

По материалам журналиста, члена Союза поляков Беларуси Анджея Почобута

Читайте также: Праздник Рожаницы: почему древние украинки несли пожертвования созвездием большого и Малого ковшей

Предыдущий материал
Обстреляли впервые за 5 лет: как оккупанты с беспилотника сбросили на Счастье шесть мин, когда дети шли в школу
Следующий материал
Чипирование и другие мифы: почему украинцы не доверяют вакцине от коронавируса