Метод "тухлой селедки": как оккупанты на Донбассе заставляли людей поверить в "русский мир"

. скріншот
Сколько горя и бед принесла Россия в наш дом! Но только ли пули убийственны? На что сделали расчет россияне, когда запустили "зеленых человечков" в Крым?

С начала российской вооруженной агрессии против Украины погибло почти 10 тыс. наших с вами соотечественников. Более 24 тысяч были ранены. Более 1,5 млн украинцев вынужденно покинули свои дома и выехали из Крыма и Донбасса. 7,2% территории Украины оккупировано. А в Украине побывали десятки тысяч российских солдат, которые привезли сотни тысяч боеприпасов. Это по данным МИД.

Информационная война. Она убивает. Александр Сурков рассказал о приемах информационно-психологической борьбы россиян против Украины. Конечно, в контексте боевых действий на востоке нашего государства:

"Методы информационного воздействия на противника, которые приводят к определенным военным результатам, т. н. информационные войны, можно условно разделить на несколько категорий: тактические, оперативные и военно-стратегические.

На тактическом уровне, например, можно вспомнить СМС-сообщения, которые рассылал нашим военнослужащим в 2014-2015 гг. враг. То есть это меры, которые позволяют реагировать на конкретное подразделение, в конкретном бою, направленные на дезинформацию или же моральное угнетение бойцов.

.
.скріншот

На оперативном уровне россияне использовали извлеченные из "нафталина" темы Второй мировой войны – "котлы". Так, во время операций вдоль границы был объявлен Изваринский котел. О нем говорили все СМИ. Это создало определенное преимущество противнику, поскольку ряд подразделений, которые действительно были в изоляции и получали довольствие только с воздуха, благодаря этой пропаганде почувствовали, что находятся в окружении, и это не могло не повлиять на ситуацию. То есть оперативные методы информационной войны – это методы, с помощью которых влияют на определенный театр военных действий и направленные против крупной военной группировки.

Относительно военно-стратегического уровня, а точнее военно-политического, здесь речь идет о массированных вбросах фейков в СМИ, что позволяет на переговорах достаточно высокого уровня и во время масштабных военных действий достичь преимущества и заставить противоположную сторону подписывать договоренности на выгодных для себя условиях".

В студии "Тайн войны" ("Таємниць війни") на "5 канале" – человек, который об информационной войне и угрозах знает почти все. И в теории, и на практике. Экс-заместитель министра информационной политики Дмитрий Золотухин.

– Как бы вы оценили противодействие в информационной войне Украины по 10-балльной шкале угрозам, которые поступают от россиян?

– Это самый трудный вопрос, потому что шкалы измерения в информационной войне нет. Очень часто мы общались и спорили относительно того, проигрывает Украина в информационной войне или нет. Во-первых, чтобы понять – проигрываем или выигрываем – надо описать себе образ победы. Какой он? То есть что нам будет сигнализировать об окончании информационной войны. Моя позиция в том, что этого не произойдет никогда. Такого момента не станет, когда мы скажем: "Смотрите, вот мы поставили наш флаг над Рейхстагом и вот мы поставили наш флаг в левом полушарии украинцев и всех людей на Земле". Такой день никогда не наступит и, соответственно, когда нет точки отсчета – нет возможности нарисовать шкалу и сказать, 2 балла или 10. Единственный возможный метод это сделать – проводить социологические измерения, измерения в информационном пространстве онлайн. Но всегда будет вопрос: правильно ли мы формулируем задачу для таких измерений. Это же не политическая партия, когда вы завтра проголосуете за тех или за тех. Это комплексный вопрос – кем себя считают украинцы, чего они хотят в будущем, кого они видят врагами и как относятся к России.

– Когда вы поняли, что информационная война существует и она уже на пороге?

– Для меня показательной датой является день боксерского поединка между Владимиром Кличко и Александром Поветкиным. Это был октябрь 2013 года. Никто не говорил, что у нас могут быть трения с Россией. Я хорошо помню, что когда закончился бой, присудили победу Владимиру Кличко. Бой сопровождался всеми возможными духовными "скрепами": Поветкин выходил в золотых трусах, играл какой-то старославянский марш. И буквально через 1-2 часа после этого YouTube и соцсети обвалились от ненависти, которую россияне производили из-за, по их мнению, унижения. Почему унижения? Потому что их подготовили к тому, что "русский богатырь" – непобедим и не может сдаться. И именно тогда в течение 48 ч. я наблюдал, что и боты были задействованы. Еще не было мысли, что может быть противостояние, то есть еще Янукович не принял печально известное решение об отказе от ассоциации. Но для меня это был очевидный перелом сознания: когда видно, что у граждан, у которых нет мотивации ненавидеть украинцев, внутренняя мотивация говорит, что "вы – укропы, вы – недостойны" и так далее.

.
.скріншот

– Правильно ли я понимаю, что "зеленые человечки" в Крыму и российские военные на Донбассе – это жертвы их же пропаганды?

– С моей точки зрения, до конца зимы 2013 г., до бегства Януковича в Россию, не было четкого сценария по захвату Крыма. Ведь до конца 2013 г. был обмен стратегиями "мы будем заходить через бизнес, покупать землю, создавать кредитные линии через российские банки для крымчан", "мы будем организовывать общины и организации, которые будут касаться распространение русского языка, русской культуры". То есть это был Soft power. Такая стратегия продолжалась с 2005 г. где-то. И даже после Тузлы не было сценария защиты от российской угрозы.

– Был ли у Украины шанс выстоять в информационной плоскости в Крыму в 2014 году?

– Я считаю, что нет. Невозможно вести войну без инвестиций. Невозможно вести войну, если ты не вкладываешь в свое оружие, технику, выучку воинов. Информационная война в плане расхода средств не отличается от обычной войны. Поэтому если ты не инвестируешь годы в подготовку противостояния в поле смыслов, информации и политической мысли телеканалов... Вера и мотивация не формируется сегодня на сегодня. Это происходит годами и десятилетиями.

– На ваш взгляд как специалиста, сколько времени формировалось основание для оккупации Крыма?

– Я считаю, что с 1991-92 гг. имперские амбиции Кремля и стратегии в отношении того, что Крым должен быть российским, существовали, но в Кремле понимали, что у них нет сил и возможностей это делать. Это происходило очень медленно. Имперская амбиция означает, что это не вертикально интегрированная управленческая структура, которая скажет, что написан план и теперь по нему следует двигаться, чтобы забрать Крым. Суть в том, что Россия является экзистенциальным врагом, и это никуда не исчезнет. Каждый человек, который будет приходить к власти в России, будет иметь внутри это "Крым наш". Это естественное состояние граждан этой страны.

.
.скріншот



– Вы сказали, что нам не удалось бы выстоять в информационной войне с Россией в 2014-м. Почему тогда удалось надломить план "Новороссия"?

– Здесь сыграло несколько факторов. Первое: инвестирование в информационную структуру. Речь не идет о телеканалах, а речь идет даже не об украинских, а о киевских идеях. Все таки Киев – политический центр. Он отдает приказы. И второе: это инвестирование в региональных политических игроков. То есть чтобы люди, которые возглавляли ОГА, городские советы, которые на местах осуществляли управление, имели понимание, что есть этот кусочек пирога. У них есть центр. И центр им делегирует возможность и зарабатывать, и осуществлять свою власть. Именно региональные элиты и люди, которые кучковались вокруг элит, стали залогом того, что "юго-восток" не удался. И еще есть один момент, когда Генпрокуратура обнародовала записи перехваченных разговоров Затулина, Глазьева со своими функционерами, то там четко прослеживалась обида типа "мы даем деньги, а они не хотят выходить и протестовать против киевской власти". И это очевидно, что люди либо из-за лени, либо из-за лояльности к региональным элитам отстояли Украину.

– Но Донецк, Луганск мы потеряли?

– Именно из-за этого нюанса. Донецк, Луганск, Симферополь были крупнейшими точками приложения инвестиционных усилий. И наоборот, если взять региональные элиты Донецка и Луганска, например Ахметова или Ефремова, они заняли неуверенную позицию. И именно потому, что они не сделали решительного шага, они потеряли, по моему мнению, все.

– Вы считаете, что тогда центру – Киеву – надо было больше говорить с регионами, элитами, их убеждать?

– Это и происходило. Помню визиты в Крым и Петра Порошенко, и Арсена Авакова. Очень многие туда ездили и пытались наладить эту связь, но очевидно, что "на земле" некому было их поддержать. Относительно Донецка – очевидно, это должен быть очень оперативный диалог с людьми. И надо было идти на политические жертвы, чтобы пообещать им все что угодно. Но все это "условный способ". Мы можем сейчас говорить, кто что должен делать, а какая там была на самом деле ситуация – у меня нет информации.

.
.скріншот

– Как России удалось сформировать внутреннего врага в Украине? Я имею в виду "фашисты", "бандеры"?

– Дегуманизация врага и метод "тухлая селедка" не сменяется столетиями. Следует взять сообщество, которое надо очернить, выдумать что-то самое плохое и привязать к этому сообществу. Когда еще была борьба за ассоциацию Украины с ЕС, основным месседжем было то, что "европейцы – геи", мол, не хочешь быть геем – не должен выступать за ассоциацию. Было очень смешно, но для некоторых аудиторий это работало. Та же ситуация и с "фашистами", "карателями". По исследованиям, больше всего влияют слова твоего окружения, друзей, соседей. СМИ – первоисточник, а затем оно гиперболизировано распыляется слухами. Именно такие коммуникации имеют наибольшее значение, потому что доверие к ним очень высокое.

.
.скріншот

Денис Бегунов, житель Славянска, рассказал, что ему приходилось видеть во время оккупации:

"23 февраля в Славянске состоялась акция Компартии Украины и ячейки партии Натальи Витренко. Они организовали акцию символической передачи письма поездом Симферополь – Москва на имя Владимира Путина с просьбой о помощи. Российская пропаганда включилась очень резко. 14 или 15 февраля, когда еще Янукович был у власти, к нам в городской совет, в отдел внутренней политики, зашел председатель ячейки компартии Хвылевой. Он принес сообщение об этом мероприятии. Мы посмеялись, потому что думали, что это бред. Затем он принес еще сообщение – что в начале марта должен был состояться митинг против мобилизации. Потом еще один и еще. Так они каждую неделю приносили сообщения о проведении определенного митинга. Я эти митинги посещал – они были хорошо спланированы, и не в Славянске. Была ситуация, когда выступала учительница, которая зачитывала какое-то письмо, и там говорилось об "отрывании плоскогубцами пальчиков у русскоязычных детей". Кто-то из сторонников КПУ спрашивает: "Валентина Петровна, что вы такое рассказываете? Это же бред!" Она говорит: "Так это же из Интернета, мне дали!"

Пророссийский митинг
Пророссийский митингскріншот

Даже до победы Майдана, во времена Виктора Ющенко, СБУ очень пристально следила, чтобы проукраинские организации не развивались. Мы действовали все по отдельности, и только когда пошла раскачка ситуации, начали возмущаться. Но проблема была в отсутствии каких-либо горизонтальных проукраинских структур. Мы были дезорганизованы, а это очень важно. Когда есть организация, синергия может остановить даже вторжение. В таких условиях пророссийское население чувствовало себя хозяевами. То есть происходило накачивание пророссийского элемента, к которому привлекалось "Казачество великого войска донского" – искусственно созданная организация, которая насчитывала 300 человек, "Центр русской православной культуры". Они получали средства даже на форму.

.
.скріншот

Эти организации стали костяком операции "Русская весна" и мобилизовали свой сегмент. А мы не смогли этого сделать, потому что даже не знали, сколько в городе проукраински настроенных людей. Момент, когда людей как подменили – это когда пророссийская часть почувствовала свою безнаказанность. Они смотрели на крымской опыт и считали, что Россия аннексирует Донбасс по крымскому сценарию. Все говорили: "Придет Россия, будут российские пенсии и зарплаты, все будет в масле".

.
.скріншот

"Товарищи! Сейчас вы, народные массы, работники, коммунисты, все левые демократические антифашистские силы восточной Украины всех национальностей – в т. ч. украинцы, русские, евреи – ведете борьбу с фашистскими отрядами бандеровцев, наемников из США и карательными отрядами правонационалистической Нацгвардии. Вам надо призвать все население Славянска, кроме тех, кто останется с детьми, массово стать на защиту города и своих интересов тем самым живым щитом, которого так боится командование карательных украинских войск", – это кусок из пафосного и, на первый взгляд, нелепого обращения неизвестного автора, которое в апреле 2014-го массово рассылали работникам горсовета Славянска и жителям города с неизвестных электронных адресов.

В письме неизвестные призвали к активному сопротивлению официальному Киеву и блокированию воинских частей ВСУ. И советовали привлечь к сопротивлению и борьбе прежде всего женщин и подростков. Все, как учил Владимир Путин.

.
.скріншот

В обращении неизвестного автора речь шла о создании отрядов сопротивления, которые должны были дежурить на блокпостах в городе и за его пределами. Там же жителям Славянска советовали вооружаться кто чем может и проводить агитационную работу среди военных, склоняя их перейти на сторону сепаратистов.

Кроме того, в этом же письме жителей Славянска призвали блокировать передвижение украинских войск, что и было сделано, но не в Славянске, а в соседнем Краматорске. 15 апреля 2014-го местные жители совместно с российскими диверсантами заблокировали и частично разоружили десантников 25-й воздушно-десантной бригады, отобрав у них легкую бронированную технику и две "Нонны" – самоходных артиллерийских орудия 120-го калибра. Именно из них впоследствии оккупанты обстреливали украинских защитников на блокпостах вокруг Славянска.

.
.скріншот

В конце анонимного обращения автор побуждает обратиться к Владимиру Путину с призывом защитить жителей востока и ввести на территорию Украины "миротворческие российские войска". Собственно, именно так весной 2014-го действовали городские головы отдельных восточноукраинских городов, в частности Неля Штепа, которую так и не привлекли к ответственности за сепаратизм и коллаборацию.

Несмотря на абсурдность этого анонимного обращения, это оружие российско-гибридной войны таки попало туда, куда метило – в головы немалого количества жителей городов и сел востока Украины. Результатом информационной спецоперации России против Украины стало проведение т. наз. референдума и поддержка определенным количеством населения Донецкой и Луганской областей идеи отделения этих территорий от Украины и создания так называемых республик.

– Какую роль в информационной войне вы бы отвели церкви?

– Церковь занимает одно из самых высоких мест по доверию населения. Таким образом, церковь влияет на восприятие реальности своими сторонниками. "Почему у меня такие проблемы? Это боженька наказал. Почему у нас война – Киев виноват". Это, конечно, об РПЦ.

– Министерство информполитики как-то помогало Минобороны противодействовать информационным угрозам ВСУ?

– Министерство в полной мере заработало где-то в середине 2015 г., до этого институализированно не происходило ничего. Я работал в информационно-аналитическом центре СНБО – это был очень хороший опыт, удалось выжать все, что было возможно без ресурсов.

– Мы говорим об общественных инициативах. Почему государство так долго раскачивалось на создании "информационных войск"?

– Был тренд совершенно другой. Я помню 2014 год, когда мейнстрим контрпропаганды был занят экспертами медиасферы. При всем уважении к журналистам, информвойны не являются прерогативой медиа. Это операции, которые осуществляются спецслужбами, военными подразделениями, и мы отдали очень много ресурсов и времени именно журналистам и медиа. А журналисты и медиа использовали свой инструментарий "надо расследовать, разоблачать...".

Где россиянам удалось ввести свою информационную удочку в медиапространство, рассказал Александр Сурков:

"Торецк (быв. Дзержинск). 21 июля полевой командир Безлер, возглавлявший Горловское НВФ, задумал одновременно военную и информационную атаки. Оставив город, он попытался заманить туда украинский спецназ, чтобы уничтожить группу в здании горадминистрации и объявить, что это месть "за Одессу". Когда наши бойцы вели бой, в Сети появились соответствующие сообщения. Однако благодаря самоотверженным действиям спецназа, батальонов теробороны и механизированных бригад, планы противника были разрушены.

.
.скріншот

27-29 августа 2014 г. командование АТО направило в Иловайск четыре тактических группы с задачей деблокировать подразделения МВД и ВСУ, заблокированные в Иловайске. Однако грамотно раздутая истерия о том, что в Иловайске огромное количество российских войск и там идут жестокие бои на уничтожение (что не было правдой), привела к потере морального духа и откровенному нежеланию воевать. Тактическая группа 1200 человек 51-й ОМБР, не вступая в бой, просто вернулась в ППД после выгрузки из эшелонов.

.
.скріншот

Батальонная группа 72-й ОМБР, выступив из Розовки в сторону Иловайска, двигалась предельно медленно, проходя за день по несколько километров и постоянно давая ложную информацию о своем местонахождении.

Ротная группа 92-й бригады отступила после первого же столкновения.

Рейдовые группы 79-й и 95-й ОАэМБр, которые выдвигались из-под Славянска на помощь нашим бойцам, были готовы к боевым действиям, но просто физически не успели дойти до места.

.
.скріншот

При завершении славянской операции, когда группа Моторолы была выбита из Семеновки, террористы массово распространили по всем каналам связи информацию "уходим на север!". По этой причине часть сил была оттянута на это направление. Однако боевики попытались прорваться вначале на юг, а встретив сопротивление, пошли на запад в сторону Краматорска, а после неудачной попытки штурма Краматорского аэродрома бежали в Донецк. На сутки раньше, чем Гиркин покинул город".

.
.скріншот

– Люди потребляют информацию из СМИ – это очевидный факт. Так почему мы за эти 7 лет не выключили наглухо все российские каналы?

– Недемократично...

– Вы верите в то, что мы победим врага?

– Я не думаю, что мы победим врага, но верю, что с Украиной уже ничего не случится. Если мы выстояли в 2014-м, то все, что происходит сейчас, – это просто исторический момент. Критического с Украиной уже ничего не будет.

Какие бы Россия ни использовала методы борьбы с Украиной, очевидным остается факт, что она споткнулась. И проиграла. Наш курс остается неизменным – Европа. Мы выстояли и отвоевали часть территории. Украина суверенна и непоколебима. Кремлю так и не удалось дойти до Киева. И благодарить за это мы можем нашу армию.

Справка.

Дмитрий Золотухин. 39 лет. Родился в Полтаве.

В 2003 г. окончил Национальную академию СБУ по специальности "Правоведение". Работал в органах национальной безопасности Украины.

В 2009 г. получил квалификацию магистра по специальности "Менеджмент внешнеэкономической деятельности" в Украинском государственном университете финансов и международной торговли. Основал первый в Украине проект в сфере конкурентной разведки Razvedka.in.ua.

С июля до декабря 2014 – консультант Информационно-аналитического центра СНБО Украины на волонтерских началах по вопросам проверки информации, противодействия фейкам и использования онлайн-методов расследований, а также налаживания сотрудничества с проектами онлайн-разведки [email protected] и Bellingcat.

С марта 2015 по март 2017-го – советник министра информационной политики Украины по вопросам информационной безопасности.

С марта 2017 по сентябрь 2019-го – заместитель министра информационной политики Украины.

Основатель и эксперт Института постинформационного общества.

Читайте также: Воины Архистратига Михаила: как десантники ВСУ в 2014 давали отпор российской агрессии – важнейшие операции

Предыдущий материал
Коронавирусное Рождество: как Европа готовится к карантинным праздникам и дойдет ли такой тренд до Украины
Следующий материал
COVID-19 в Украине: один день из жизни семейного врача