"Только крики и никто не знает, живы или нет": после обстрела в Марьинке военным пришлось откапывать целую семью Читайте українською

Обстрел Марьинки 5 канал
Российско-оккупационные войска открыли огонь из ствольной артиллерии, выпустив по мирным кварталам города более 30 снарядов

На рассвете российско-оккупационные войска ударили из запрещенной Минскими соглашениями тяжелой ствольной артиллерии. Под обстрелы попали гражданские жители Марьинки. Два снаряда попали в дом, где на тот момент находилась семья – муж с женой, двое их дочерей, двое маленьких внуков и старенький дедушка. Все получили травмы различных степеней тяжести. Как спасали семью из-под завалов – далее в сюжете Евгении Китаивой.

В палате Кураховской больницы – пятеро пациентов. Это все одна семья из Марьинки. В пятницу около 5 утра в их дом попали сразу два вражеских снаряда. Вся семья в тот момент была дома.

"Началась стрельба. Ну оно как, шок. Вы понимаете, что такое, когда прилетел снаряд, нет дома, все под завалами. Только крики и никто не знает, кто жив, кто не жив", – вспоминает Татьяна Повна.

Хозяйка разрушенного дома ходит по палате от кровати к кровати. Здесь ее муж, дочь, внучка и дедушка. Вторую дочь с двухлетним внуком врачи уже отпустили – у них более легкие травмы.

Жалуется: "Дедушку военные, потому что завалило полностью, военные откапывали. Потом нам оказали помощь военные и забрали к себе. Это вся наша семья. Теперь нам некуда идти".

Женщина и до сих пор в шоковом состоянии, травм не чувствует. Самое тяжелое состояние у 86-летнего дедушки. Он более 20 минут неподвижным пробыл под завалами. У мужчины сотрясение мозга, многочисленные ушибы и подозрение на повреждение позвоночника.

"Самая тяжелая женщина, у нее перелом внутренней лодыжки и сотрясение головного мозга. У ребенка акубаротравма, сотрясение головного мозга и тупая травма живота. Но повреждений внутренних органов нет", – докладывает заведующий травматологическим отделением Михаил Черков.

Варваре – восемь. Она привыкла к взрывам, потому что не помнит себя без войны. Однако говорит, что в этот раз очень испугалась. После контузии девочка не могла услышать голос мамы и начала паниковать.

Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки5 канал

Рассказывает: "Меня очень тошнит и я не слышу на одно ухо. Переживала за дедушку. Мы пошли в подвал, а дедушка куда-то побежал к военным, которые нас спасли. Нам оказали помощь. Спасибо им, тем, кто нас спасли".

Хозяин дома после первого попадания за спасением побежал к военным.

"Прибежал к нам гражданин. Полностью голый, только в трусах, весь в пыли. Попросил помощи, сказал, что под завалами три женщины и двое маленьких детей. Когда уже достали детей, девочка была в панике, женщины тоже. У одной глаза были повреждены, нога", – вспоминает военнослужащий Андрей.

Старенького дедушку военным пришлось искать под завалами дома: "Начали разгребать кирпичи, блоки. Нашли деда. Очень тяжелое состояние у него. Во-первых, человек старый. Во-вторых, очень серьезные травмы".

Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки5 канал

Первую медицинскую помощь семье оказывали военные медики.

"Девочка говорила, что у нее шум в ушах. А женщина, она ходила, но говорила, что у нее нога болит… В шоковом состоянии, то у них ничего не болело, им было жарко. Мы сидели в укрытии, где холодно, а они говорили, что им не надо ничего, ни укрываться, ничего", – рассказывает военный медик "Рима".

Российско-оккупационные войска открыли огонь из ствольной артиллерии с направления оккупированного Донецка, выпустив по мирным кварталам Марьинки и по окрестностям города более 30 снарядов.

"Обстрелы были произведены из населенного пункта Петровское и шахты Челюскинцев. Была задействована ствольная артиллерия", – сообщает пресс-офицер украинской стороны СЦКК Александра Качмар.

Андрей добавляет: "Работало приблизительно три единицы ствольной артиллерии. Две единицы 122-го калибра и одна – 152-го калибра".

Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки
Обстрел Марьинки

Соседи и спасатели разбирали завалы дома. На месте работала и украинская сторона Совместного центра контроля и координации по вопросам прекращения огня. В городе дежурила мониторинговая миссия ОБСЕ. Ее представителям долго не удавалось подъехать к разрушенному дому, потому что пророссийские наемники не давали миссии гарантий не открывать огонь.

Евгения Китаива, Анна Кудрявцева, из Донецкой области, "5 канал"

Предыдущий материал
"Только крики и никто не знает, живы или нет": после обстрела в Марьинке военным пришлось откапывать целую семью
Следующий материал
Годовщина освобождения Мариуполя: как это было в 2014-м и как сейчас отмечают освобождение от врага