Большевики воровали и оружие, и женские платья: как жители Шостки защищали город и пороховой завод от российского мародерства

Шосткинский пороховой завод колаж 5.ua
Шесть суток, со 2 по 8 апреля 1918 г., шосткинцы сражались с большевистской особой армией Ремнева. Сражались с теми же петроградскими отрядами матросов, которые 29 января 1918 г. убивали киевских студентов под Крутами. Шосткинцы ценой своих жизней берегли пороховой завод для Украинского государства

Под вечер воскресенья 17 марта 1918 г. на железнодорожную станцию Шостка прибыл поездом командующий Второй (Особой) армией Афанасий Ремнев (1890–1919). При нем было "300 стрелков-красногвардейцев и моряков с четырьмя пулеметами". Ремнев имел "резерв на станции Терещенской из 100 стрелков при 3 пулеметах и двух броневиках". Его армия состояла из разрозненных партизанских отрядов, где царили анархистские настроения, склонность к мародерству и пьянству.

Армия была небоеспособна, однако обнаглела от безнаказанности за убитых ею киевских студентов под Крутами 29 января 1918 г.

Афанасий Ремнев
Афанасий Ремневistpravda.com.ua

Ремнев пригласил к себе руководителей Шосткинского порохового завода. Как свидетельствовал врио начальника завода Юрвелин, Ремнев требовал сведений о боевых припасах завода и приказывал выдать ему все пригодные для боя пушки. Юрвелин ответил, что из 18 орудий, которые завод использовал для испытаний пороха, пригодны лишь 5 – 1 гаубица, 2 скорострельные трехдюймовки, 1 легкая пушка и 1 мортира.

Еще Ремнев требовал сведений о взрывчатке и порохе, которые хотел "эвакуировать", с указанием количества нужных для этого вагонов. Запасы пороха черного, бездымного, Г-6, СП, С-120, ВЛ ружейного и морского превышали 1 млн пудов, из них пироксилина (взрывчатое вещество и для производства бездымного пороха) – до 700 тыс. пудов.

В целом заводское имущество (огнестрельные припасы, гремучая ртуть, порох и т. п.) стоило более 300 млн рублей.

Заводоуправление ШПЗ (1918 г.)
Заводоуправление ШПЗ (1918 г.)istpravda.com.ua

Помимо эвакуации порохового завода Ремнев объявил мобилизацию мужчин в возрасте 20-30 лет. Но Шосткинская охранная команда (примерно 300 человек) не желала вступать в Красную Армию и разбежалась, оставив завод с полными пороховыми погребами на произвол судьбы.

В следующие дни завод грузил в вагоны взрывчатку и порох. В то же время была создана комиссия по вопросам эвакуации, где присутствовал и Ремнев. В составе комиссии был и большевик Павел Успенский (1892–1974), который должен был организовать эвакуацию вглубь страны Советов вооружения и стратегических материалов из Коропа, Кролевца, Шостки, Новгород-Северска, Глухова.

Успенскому помогали красногвардейцы, отряд которых создал рабочий ШПЗ Петр Машицкий по поручению первого большевика Шостки Петра Бескровного. Красных было мало, поэтому шосткинские большевики обратились за помощью к новгород-северским однопартийцам. Оттуда направили в Шостку 26-летнего большевика Дмитрия Моргуна, уроженца придеснянского села Журавка, и еще несколько красных. Моргун стал военным комиссаром Шостки. Всячески помогали в эвакуации и "совдепы", которые исчезли из Шостки 6 марта, но снова (при Ремневе) появились в Доме Советов.

Шосткинский ревком
Шосткинский ревкомkir5.blog.net.ua

Работа комиссии завершилась 29 марта. Ремнев понял, что бессилен эвакуировать огромный завод с колоссальными запасами пороха и множеством механизмов и оборудования.

Поэтому взялся грузить заводское имущество по собственному усмотрению. Его комиссары вместо боевых ценностей бросали в вагоны дамские платья, детские калоши, ткани, даже мыло из запасов Ровенского гарнизона, хранившееся на заводе с 1915 г. Особое внимание комиссары обратили на спирт, бензин, нефть, токарные станки, двигатели, кожаные и резиновые приводные ремни и др. Под видом эвакуации порохового завода Ремнев грабил его.

Рабочие ШПЗ откровенно саботировали "эвакуацию". Поэтому ремневцы для погрузки сгоняли крестьян. Ежедневно с завода вывозили 700 пудов пороха.

Рабочие ужасались тому, как красногвардейцы Моргуна демонтировали оборудование завода, созданного несколькими поколениями шосткинцев.

Красные осточертели местным жителям еще и ежедневным пьянством заводского спирта и ночными грабежами домашнего имущества.

Ремнев из-за бессилия вывезти весь завод решил взорвать невывезенный порох "во имя спасения России". После такого заявления шосткинские эсеры вместе с меньшевиками собрались вечером 1 апреля на третьем этаже заводоуправления. По свидетельству большевика Андрея Бескровного, эсеры "предлагали поднять восстание против Ремнева и большевиков, которых называли бандитами" и призвали шосткинцев бороться "за единую, неделимую Украину".

После собрания меньшевистско-эсеровский штаб решил начать восстание на следующий день в 12:00 по гудку заводских котельных: рабочие должны были захватить в цейхгаузах пехотной команды заготовленное оружие и изгнать большевиков из Шостки.

Также штаб отправил делегатов в немецкое войско в Конотоп с просьбой спешить в Шостку, потому что большевики окончательно ограбят и взорвут пороховой завод.

Утром 2 апреля 1918 г. штаб двинулся на митинг во дворе заводской казармы, где эсеры заявляли, что "большевики прислали бандитов, которые хотят ограбить завод, забрать все станки и ценности завода, а затем разрушить его и оставить шосткинцев без работы". Поэтому "все шосткинцы как один должны были встать на защиту своего кормильца-завода". Звучали призывы к вооруженному сопротивлению отряду Ремнева и изгнанию большевиков.

Заводские ворота
Заводские воротаistpravda.com.ua

В 12:00 "были даны сигналы – тревожные гудки. Они подняли восстание против Советской власти и отрядов Красной армии", свидетельствовал участник событий, эсеровец Мирон Рудченко, житель Депутатской улицы.

Рабочие бросились к складу оружия, но "им преградили путь" большевики Петр Бескровный, Дмитрий Моргун, Григорий Петруненко, Григорий Гапоненко, матрос Александр Буханов. Моргун убеждал рабочих не брать оружие, хотел остановить их выстрелами, но был убит "контрреволюционной пулей", выпущенной со второго этажа казармы.

Взяв оружие – берданки, оставленные местной командой беглецов, – повстанцы окружили ревком.

Не выдержав обстрела, ревкомовцы заголосили: "Не стреляйте, сдаемся". Их арестовали и отправили в каменный подвал завода. А двух раненых, Иванова и Бескровного, отправили в больницу под охрану.

По докладу врио начальника ШПЗ Юрвелина, повстанцы арестовали 6 членов большевистского совета. Вооруженные рабочие выгнали с завода эвакуационную комиссию и красногвардейцев – и гнали их к железнодорожной станции.

Возле городского училища (ныне ул. Институтская, 4) состоялся первый бой. Повстанцы захватили у большевиков винтовки и пулеметы. Были убиты армейцы Ремнева – Кирилл Хадалидзе и Семен Соколов. В бою погиб и повстанец Борис Непомнящий, 55 лет.

Городское училище, Шостка
Городское училище, Шосткаkir5.blog.net.ua

Повстанцы вылавливали по домам красногвардейцев. По свидетельству коммуниста Ивана Машицкого (1887–1938), вечером в его дом ворвались повстанцы с требованием выдать красногвардейца Петра, младшего брата Ивана. Боясь, чтобы Петра не расстреляли, Иван и его брат присоединились к повстанцам.

Стремление освободиться от большевиков охватило всю Шостку, говорится в "Описании восстания рабочих" помощника начальника ШПЗ, предоставленном военному министру УНР А. Жуковскому. Шосткинцы боролись против Ремнева. Администрация завода – офицеры-артиллеристы, пиротехники и инженеры – присоединились к повстанцам.

Борьба с большевиками имела организованный характер, рабочие были распределены по отрядам с командирами во главе. Новая постовая служба охраняла пороховые погреба, капсульные ворота порохового городка, казначейство и т. п. В крайних домах вдоль железной дороги были устроены наблюдательные пункты. Один из них – в доме Акима Деменченко (1886–1938) на Ярмарочной площади, 3. С наблюдательными пунктами круглосуточно поддерживалась телефонная связь.

Штаб повстанцев обустроил интендантскую и санитарную части, снарядил команды для подрыва железнодорожных мостов. В мастерских кипела работа по зарядке патронов, снарядов и бомб.

Рабочие механического завода быстро отремонтировали броневик Ремнева – для боев против красных.

Шосткинцы перекопали рвами все улицы и возвели баррикады. На главной от железной дороги Офицерской улице рабочие выломали мостовую для баррикад, остерегаясь ремневцев, которые еще стояли на станции Шостка.

Железнодорожная станция Шостка
Железнодорожная станция Шостка Фото etoretro.ru

Штаб заготавливал продукты для повстанцев. Он обратился за помощью к соседним селам. В частности, приказчик "офицерского магазина" Антон Кудас поехал в с. Ображиевку, где обменял заводской спирт на продукты.

Крестьяне, узнав, что рабочие Шостки восстали против большевиков, сами доставляли обозы хлеба, сала, крупы и других припасов для защитников завода.

Разведка большевиков узнала, что повстанцы готовятся к "крупным операциям против красных". Штабу удалось "из антисоветского элемента собрать значительное количество личного состава. Их отряды были хорошо вооружены, имели достаточно патронов и около 10 орудий".

Шосткинцы по всем правилам военной техники оборудовали линию обороны от станции Локотки, что возле села Воронеж, до Лазаревки. В восстании приняло участие до 3000 шосткинцев, значилось в аналитической записке Министерства госбезопасности по Сумской обл. 1950 г. То есть почти все мужчины Шостки стали повстанцами. Участвовали в восстании и женщины.

Бой начался 2 апреля 1918 г. с применением пулеметов и артиллерии и продолжался 5 суток. Шосткинцы отбили все нападения красных партизан, прибывавших на подкрепление Ремневу из разных городов от Коропа до Рыльска.

На второй день, в среду, 3 апреля, шосткинцы обстреляли штабные вагоны Особой армии на ж/д ст. Шостка. Также рабочие "обстреляли солдат-окопников, которые ехали с позиции в баню". Ремнев убежал на ж/д ст. Терещенская.

На третий день, 4 апреля, Ремнев и его помощник матрос Беретти начали общее наступление на Шостку от железнодорожного разъезда Маково и со ст. Терещенской на бронепоезде. Со стороны с. Маково наступал отряд красных партизан под командованием Беленького. Повстанцы направили спецкоманду на подрыв железнодорожного моста в 1,5 км от Шостки. Подрыв должен был преградить железнодорожный путь ремневцам с Терещенской на Шостку.

По свидетельству повстанца Федосея Сироты (1897–1938), как только они добежали до моста, как на пути появился большевистский бронепоезд и открыл огонь. Погиб старший брат Федосея.

Мост взорвала группа из 4-5 мужчин. В бою погиб подрывник, 33-летний Николай Бобылев.

Бронепоезд Ремнева стоял на пути между Шосткой и Воронежем, стрельбой из пушек пытался взорвать пороховые погреба, завод и разрушить дома шосткинцев. Женщины, дети и старики попрятались в ямы и погреба. От разрыва бомбы погиб 14-летний подросток Иван Голубчиков.

Железнодорожный маршрут Терещенская-Шостка
Железнодорожный маршрут Терещенская-Шосткаgoogle maps

В ответ на выстрелы из бронепоезда повстанцы открыли огонь в сторону Терещенской из семи пушек калибром 3-6 дюймов. Оружие рабочие притащили вручную и установили за часовней на Базарной площади (там сейчас фонтан на Садовом бульваре за Вечным огнем). Артиллерией командовал инженер Каблицкий.

Фонтан, Шостка
Фонтан, Шосткаgoogle maps

Впоследствии две пушки перетащили на переулок неподалеку. Этой артбатареей командовал техник Янковский.

Также одну трехдюймовку установили возле ж/д ст. Шостка. Пушкой командовал офицер Пантелеймон Колодко. При пушке был также локотковец Никита Голубовский. Видимо, именно они подбили большевистский поезд.

Другая трехдюймовка стояла у городского училища. Старожилы говорят: справа от училища, на холме за озером на Ярмарочной площади (где музыкальная школа), были изрыты повстанцами окопы и земляные укрепления. Там тоже стояла трехдюймовка, которой командовал юнкер Григорий Яковлевич Франчик.

На четвертый день восстания, 5 апреля, большевики запустили над Шосткой аэроплан для разведки. Над Локотками повстанцы подбили его из винтовок. Летчика взяли в плен. Самолет оттащили на Деловой двор, в мастерскую механического завода, где его починил Константин Юрченко с намерением лететь в бой против Ремнева.

Также рабочие использовали броневик, который Ремнев еще до восстания доставил на ремонт в ШПЗ. В боях в тот день погиб повстанец Михаил Морозов, 28 лет.

В субботу, 6 апреля, Ремнев атаковал Шостку двумя колоннами. "Пули дождем летели на ремневцев, им нельзя было поднять голову... Бывали случаи, когда стороны сходились почти в рукопашную". В тот день были убиты повстанцы Григорий Франчик, поручик, 21 год; Дмитрий Альпашкин, 35 лет; Семен Белов, 35 лет; Максим Шаповалов, 34 года; Иван Петровский, 53 года; Михаил Перепелов, 35 лет; Александр Тирпичний, 24 года. Также в метрической книге значится убитым безымянный разведчик 1-го Брянского партизанского отряда.

Колонна ремневцев, атаковавшая правый фланг, была разбита. Рабочие захватили в плен 70 большевиков и помощника Ремнева – Кузьмина. Колонна подняла белый флаг и заявила, что хочет мирных переговоров. Бои прекратились, парламентеров направили в штаб.

На переговоры в Шостку отправился 19-летний командир отряда новгород-северских красногвардейцев Михаил Ромченко. Его отряд в конце марта 1918 г. насчитывал "более 200 человек, четыре станковых пулемета, две трехдюймовые пушки и 10 кавалеристов". Отряд охранял железнодорожный мост через Десну у села Пироговки и поддерживал связь с особой армией Ремнева.

Боясь уничтожения своего отряда, Ромченко решил прорываться на Москву. Красногвардейцы обили кабину машиниста поезда ОВ-410 и две платформы железом, установили 2 пушки и 4 станковых пулемета. Под стены двух товарных вагонов положили мешки с песком и амбразуры для стрельбы из винтовок. На стенах вагонов "бронепоезда" написали "Смерть буржуям!" и двинулись из Пироговки через Шостку на Терещенскую. Возле хутора Лазаревки "бронепоезд" остановили шосткинские повстанцы.

Бронепоезд " Смерть буржуям!"
Бронепоезд " Смерть буржуям!"istpravda.com.ua

Командир Ромченко пошел на переговоры, предупредив, что если не вернется через 2 часа, "бронепоезд" начнет стрелять из пушек по заводу. Ромченко доставили в штаб "врагов Советской власти в здании заводоуправления", а "главарь контрреволюционеров находился с небольшой группой офицеров на территории завода в химическом корпусе" (ныне центральная заводская лаборатория).

Ромченко запомнил фамилию подполковника царской армии Пилипенко, "у которого никелированная шашка на колесике эффектно скользила по паркетному полу заводоуправления".

Георгий Пилипенко, один из главарей восстания
Георгий Пилипенко, один из главарей восстанияistpravda.com.ua

В воспоминаниях Ромченко называл офицеров завода "белогвардейцами", потому что те были "в форме царских офицеров, и эта мразь называла себя защитниками рабочих, а нас – красными грабителями". На переговорах договорились на пропуск "бронепоезда" через Шостку при условии, что с него не будет стрельбы по заводу. Также "белогвардейцы пообещали освободить пленных красноармейцев" (то есть ремневцев). Ромченко вернулся на "бронепоезд", тот тихо обошел Шостку и поехал на Москву.

Перемирие притупило бдительность повстанцев. "Воспользовавшись перемирием, Ремнев неожидано ввел в Шостку отряд красноармейцев, который решил участь обороны", – вспоминал участник событий, военный помощник начальника ШПЗ.

Отряд красных прибыл накануне в Хутор Михайловский из Брянска для усиления Особой армии Ремнева. Красные надеялись, что их перебросят в Новозыбково, но попали в Хутор Михайловский к Ремневу, армия которого "пользовалась дурной репутацией, да и о самом командующем ходили нелестные слухи". Ремнев приказал брянцам подавить "мятеж на Шосткинском заводе". По свидетельству участника событий Андрея Веника, после вступления на завод отряда из Хутора Михайловского определился исход боя. Ремнев занял Шостку.

"Под натиском советских войск контрреволюционеры из Шостки сдались", – сказано в петроградской газете "Дело народа" за среду, 10 апреля 1918 г.

По преданию семьи Франчиков – Варвары Яковлевны (1903–1996) и ее отца Якова Яковлевича (1864–1932), их брат и сын, юнкер Григорий Франчик (1897–1918) погиб у своего орудия на Ярмарочной площади. Яков Яковлевич нашел сына, когда ремневский мародер стаскивал с покойника сапоги. Мужчина оттолкнул ремневца и сказал, что есть еще кому из младших пятерых сыновей носить сапоги. Похоронили Григория в братской могиле, рядом с братской могилой красных партизан Ремнева на кладбище возле Владимирской церкви.

На могиле ремневцев всегда были цветы, за ней ухаживала власть, а на могиле повстанцев это запрещалось. В 1932 г. кладбище закрыли для захоронений. В 1957 г. на границе бывшего кладбища по инициативе комсомольцев построили кафе. Для гуляний сделали из кладбища парк им. Карла Маркса. Могилы разровняли.

парк в Шостке
парк в Шосткеgoogle maps

На обращение 2013 г. сына Варвары Яковлевны Валерия (1942 г. р.) относительно установления креста на братской могиле, где похоронен его дядя Григорий, городская власть ответила, что никаких данных о погибшем у них нет. Там даже не заглянули в метрические записи 1918 г. Единой Шосткинской церкви.

И только во время процесса декоммунизации, в 2018 году, память забытых защитников Шостки наконец почтили.

Памятник защитникам Шостки 1918 г.
Памятник защитникам Шостки 1918 г.Вікіпедія

По свидетельствам участников событий, эсеровцев Мирона Рудченко и Константина Ревы, восстание в Шостке продолжалось 5-6 дней. Рева был санитаром в больнице и помогал раненым "участникам эсеровской организации". Как свидетельствовал Рудченко, повстанцы потерпели поражение, были убитые и раненые с обеих сторон.

Красные партизаны и их историки расписывают второе появление Ремнева в Шостке как освободителя. Мол, тот вошел на окраину Шостки Петуховку и объяснил петуховцам, что они "задурены военщиной", пообещал больше не убивать рабочих, а за это они впустят его на завод и не убьют. Пока Ремнев митинговал, на завод ворвался Брянский отряд.

"Рабочие и администрация завода, во избежание резни, должны были спасаться бегством в окрестные села, оставив завод и беззащитные семьи на произвол Ремнева и его грабительских банд", – говорится в докладе участника событий, военного помощника начальника ШПЗ.

В предвкушении большевистских репрессий руководители эсеров и меньшевиков приказали партийцам перейти в подполье.

Во вторник, 9 апреля, "Ремнев въехал в Шостку на белом коне с сотней Красных партизан и произнес речь перед вооруженными рабочими, собравшимися на Майдане". Он заверил рабочих, что не будет преследовать их. Тем оставалось только поверить, что резни, которую он устроил с Муравьевым в Киеве, не будет. Ремнев даже позволил рабочим оставить себе берданки для борьбы с немцами, которые вот-вот подойдут к Шостке. Наконец Ремнев пообещал, что берет на себя охрану общественного порядка в Шостке и он сдал свое оружие "по требованию отряда красных".

Командующий Западным фронтом Рейнгольд Берзин отмечал, что по состоянию на 9 апреля 1918 г. центр его фронта находился в Новгороде-Северском: 600 бойцов при 6 пулеметах и одной пушке, бронепоезд с пулеметами, пушками и 133 чел. обслуги. Левее Новгорода-Северского стояла Особая армия Ремнева, правый фланг которой упирался в Десну (Короп). Опорными пунктами были Короп и Шостка. В Коропе находилось 200 стрелков, 5 пулеметов, 2 пушки, в Шостке – 300 стрелков, 4 пулемета.

Резервы находились в Терещенской (100 стрелков, 3 пулемета) и в Хуторе Михайловском (350 стрелков, 3 пулемета, 2 броневика). На левом фланге армии Ремнева в Глухове было 50 стрелков, 2 пулемета. В центре армии Ремнева по линии Конотоп находились на станции "Алтыновка" 500 стрелков, 15 пулеметов, 3 пушки. Всего в армии Ремнева насчитывалось более 2 тыс. стрелков.

Значительная часть Глуховского уезда находилась под большевиками: "Люди, которым удалось выбраться из того района, рассказывают, что большевистские банды наносят большие убытки местным селам".

Второе появление Ремнева на заводе было посвящено исключительно ограблению завода.

Взорванные большевиками пороховые склады ШПЗ
Взорванные большевиками пороховые склады ШПЗВікіпедія

В среду, 10 апреля, красные партизаны начали таскать в штаб на допрос "виновников скотобойни", а оттуда отправлять для дальнейшего расследования в "штаб Духонина". По преданию, "штаб Духонина" находился в овраге за церковью Рождества Христова. Видимо, там в четверг, 11 апреля 1918 г., был убит капитан шосткинской местной пехотной команды Владимир Леонтьевич Демченко, 38 лет.

Церковь Рождества Христова, Шостка
Церковь Рождества Христова, Шосткаua.igotoworld.com

Согласно записям в метрической книге, погибло и умерло впоследствии от ран, полученных в боях, 19 шосткинцев: 7 апреля – Григорий Кравченко, 15 лет; 10 апреля – Иван Быченко, 23 года; 30 апреля – Григорий Кукарешников, 54 года; 17 октября – Дмитрий Михалев, 18 лет.

В последние дни в Шостке Ремнев уже не угрожал взорвать завод "во имя спасения России", а шосткинцы ждали подхода украинских войск, сообщая им о своем опасном состоянии. Подтверждают это доклады врио начальника завода и его помощника военному министру УНР, заканчивающиеся словами: "Служащие, рабочие и население Шостки и окрестностей взывают о спасении, которого ожидают ежечасно".

10 апреля глава спецотдела украинского военного министерства, обсуждая с помощником губернского коменданта Черниговской области захват Шостки, сообщил последнему об обращении местного вольного казачества с просьбой идти с немцами на освобождение города, поскольку "с политической стороны надо, чтобы впереди немецких частей шли украинцы... Потому что то как немцы поставят свою стражу раньше нашей, то они объявят Шостку военной добычей". Итак, первыми в Шостку должны были войти отряды украинского войска.

После подавления восстания, по свидетельству большевика А. Бескровного, Ремнев приказал рабочим ШПЗ грузить заводское имущество в вагоны на Москву. Женщина по имени Евдокия Киричкова агитировала у первой проходной не поддаваться на провокацию большевиков, не идти на работу, потому что те вот-вот оставят Шостку.

В воскресенье, 14 апреля, в 2:00 прибыл на завод представитель Московского облкома по военным делам П. Козловский. Он приказал врио начальника завода Юрвелину выдать ему платиновые сосуды для доставки их в штаб Ремнева. Юрвелин, несмотря на угрозы, отказал, мол, вывоз сосудов не предусмотрен планом эвакуации. Юрвелин пригласил Ремнева прибыть на комиссию и обсудить этот вопрос.

16 апреля Козловский вновь прибыл на завод – с тремя членами чрезвычайной эвакуационной комиссии и поручением от 16 апреля за № 3597 врио командующего Особой армией Семенова на передачу платиновых чаш. Здесь же, на расширенном заседании хозяйственного комитета, было договорено, что платиновые изделия сопроводят в Москву представители администрации завода и завкома. На заседании стало известно и то, что здание казначейства (Садовый бульвар, 55), которое охранялось рабочими, только что занято красногвардейцами.

Бывшее казначейство, Шостка
Бывшее казначейство, Шосткаkir5.blog.net.ua

В казначействе хранилось 9 млн рублей и около 10 млн ценных процентных банковских бумаг. Всего оно получило из Петербурга 11 млн рублей для расчета с рабочими и служащими за несколько месяцев. Но успело выдать рабочим лишь около 2 млн рублей задолженной зарплаты.

Участники заседания вместе с врио начальника ШПЗ Юрвелиным отправились в казначейство, где комиссия осмотрела все платиновое имущество ШПЗ – 3 чаши и 2 змеевика общим весом в 3 пуда 10 фунтов 33 золотника 11 доль (50 млн грн в ценах 2018 г.).

По легенде, чаши подарила заводу еще царица Екатерина II. Эту платину эвакуационная комиссия отвезла в Москву и передала в Московскую контору госбанка. Вследствие этого шосткинское казначейство было полностью зачищено от миллионов денег усилиями "красных партизан батареи Пшерадского и Сосницкого отрядов", как свидетельствуют документы расследования, сохраненные в Брянском госархиве.

Эти брянцы во время перемирия ворвались на завод с севера, со стороны Хутора Михайловского. А в конце пребывания в Шостке "захватили с собою казну", "главным образом заработную плату рабочих (около 7 800 000 руб.)".

Ремневцы искали платиновые чаши и на серном производстве. Заводчане в книге 1991 г. "Завод и его люди" отмечают, что ремневцам таки удалось "демонтировать и вывезти с завода платиновые испарители (чашки)".

По преданию, ремневцы забрали не всю платину. Важнейшие для работы "платиновые чашки" спрятал рабочий завода Иван Кокошко, который жил поблизости на Моховой улице (ныне ул. Коловоротного). Он вернул чашки заводу в 1920 г., и тот возобновил свою работу.

Ремнев покинул Шостку 17 апреля 1918 г., узнав, что немцы наступают на ст. Маково и отрезают красным отступление на Хутор Михайловский. Это заставило Ремнева вести бои с превосходящими силами немцев. "Особая армия, не желая проливать кровь рабочих, обманутых белогвардейцами, оставила Шостку", – пишет командир отряда новгород-северских красногвардейцев Михаил Ромченко.

По подсчетам большевиков, Ремнев вывез с завода 35 вагонов оборудования и 40 тыс. пудов пороха. Он мог похитить гораздо больше, если бы не неделя восстания, которое отняло у Ремнева "драгоценое время эвакуационных мероприятий по вывозу стратегического сырья в глубокий тыл родины".

Особая армия Ремнева отступила на 150 верст на север к Брянску. 25 апреля из штаба Брянского района поступила в Высший Военный Совет телеграмма с указанием арестовать Ремнева и его штаб. Командарма обвиняли в том, что его отряды – не революционная армия, а банда, которая занимается грабежом и погромами. Отряды Ремнева самовольно бросили фронт, узнав, что главарь и его "сподвижники" будут арестованы. Ремневские отряды были разоружены, и, как говорилось в телеграмме, "у многих солдат, арестованных нами, находим при обыске до 100 000 рублей".

В это время Ремнев находился в Москве. Он отчитывался 26 апреля 1918 г. в Совнаркоме Льву Троцкому, бывшему "сокамернику" по петербургской тюрьме "Кресты", куда они попали в июле 1917 г. по приказу председателя Временного правительства Александра Керенского (1881–1970). Несмотря на знакомство Ремнева с Троцким, командарма арестовали 27 апреля. Его держали в Бутырской тюрьме Москвы, затем направили в психбольницу, откуда он сбежал после весны 1919 г. Поймали его и расстреляли без суда и следствия 3 августа 1919 г.

По материалам "Исторической правды"

Предыдущий материал
Покинул жену в день свадьбы и 17 лет жил под церковью: что известно о Теплом Алексее, которого вспоминают 30 марта
Следующий материал
"Обкатанная" схема: как россияне дважды аннексировали Крым и чем события 2014-го напоминают времена Екатерины II