Міноборони

Секреты "интимной процедуры": как работает полиграф и как им ухитряются манипулировать – сюжет

Читайте українською
Закона, который бы регламентировал использование полиграфа, в Украине нет. В суде это не может быть доказательством

Специализированная антикоррупционная прокуратура вызывает на допрос всех членов скандального финансового комитета Верховной Рады. И тех, кто уже прошел проверку на полиграфе, и тех, кто не успел. Отметим, что проверку на детекторе лжи может сделать любой украинец. Непременное условие – добровольное согласие. Украинское законодательство не регламентирует использование полиграфа, но запрещает использовать результаты в качестве доказательства в суде. Как следователи в уголовных процессах обходят эти ограничения и можно ли манипулировать результатами исследования – в сюжете корреспондента "5 канала" Леси Головатой.

В небольшой аскетичной комнате с зашторенными окнами полиграфолог, соучредитель ОО "Коллегия полиграфологов Украины" Олег Рыбальченко протестировал на детекторе лжи не одну тысячу клиентов. В развернутое к стене кресло, отдаленно напоминающее электрический стул, чаще всего усаживаются будущие или штатные сотрудники, которых руководство хочет проверить на добропорядочность, или же наемный персонал – няни и домработницы, которые близко интегрируются в жизнь семьи.

Несоизмеримо реже семейные пары выкладывают такую же сумму – в пределах ста долларов, – чтобы развеять или подтвердить сомнения в верности партнера. Всем Олег Рыбальченко советует подготовиться к стрессовой процедуре – не переутомляться, накануне выспаться, не употреблять алкоголя, наркотиков или успокоительных лекарств. Обязательная прелюдия перед исследованием – клиент предоставляет письменное согласие, а полиграфолог гарантирует конфиденциальность.

"Есть, пить в процессе нельзя? – Спать и храпеть не надо. Желательно меня слушать и желательно отвечать по существу да или нет, или молчать", – объясняет процедуру полиграфолог.

Когда человек врет – совершает надругательство над своей психикой, поэтому чтобы все ответы фиксировались в виде физиологических реакций, на тело цепляют датчики, измеряющие дыхание, артериальное давление, электропроводность кожи в течение всего диалога. Тестирование – это интимный процесс: с глазу на глаз, без зрительного контакта и лишних движений. Разговор длится до 2 часов, важные вопросы несколько раз повторяются, но в другой формулировке, чтобы избежать ошибок.

Олег Рыбальченко рассказывает: "Это датчики, которые будут регистрировать вашу нервную систему, которая состоит из двух независимых нервных систем. Это реакция коры головного мозга, это центральная нервная система, кардиоканал и дыхание – периферическая нервная система. Они живут по своим законам".

А вот закона, который бы регламентировал использование полиграфа, в Украине нет. В суде это не может быть доказательством. Поэтому при расследовании тяжких преступлений следователи могут пользоваться детектором лжи лишь как вспомогательным методом.

Сергей Горбатюк, руководитель подразделения спецрасследований ГПУ (2014-2019), говорит: "К этому есть много разного отношения с точки зрения ошибок. В нашей стране пока уголовный процесс идет тем путем, что если вы и используете, то это обязательно должно быть подтверждено экспертом-психологом в психологической экспертизе".

Однако в громких уголовных процессах часто фигурируют детекторы лжи. В прошлом году после допроса бывшего народного депутата Надежды Савченко в СБУ заявили, что полиграф подтвердил ее намерения совершить теракт. В этом году глава Херсонского облсовета Владислав Мангер, которому инкриминируют заказ убийства Екатерины Гандзюк, на свое усмотрение прошел тест в частной фирме, якобы доказал свою невиновность, но следователи проигнорировали результаты. А одним из самых резонансных стало дело пологовского маньяка Сергея Ткача, который на протяжении 25 лет изнасиловал и убил более трех десятков детей и молодых женщин. За его преступления за решетку посадили 9 невиновных людей. Один из них – Виталий Каира – в 2003 году прошел проверку, и полиграфолог утверждала – он виноват. Из 15 присужденных лет в тюрьме он провел пять.

Как можно манипулировать, наглядно показывает Олег Рыбальченко. Ставит простой вопрос: "имя корреспондента – Леся?" Первый раз журналист говорит "нет", второй раз – "подтверждает". А вот результаты.

"И ответ "да", и ответ "нет" у вас одинаковые. Так вот вопрос – это правда или ложь? Так вот для того, чтобы понимать, нужно понимать, какой формат, какой вопрос задавать, и в какой последовательности. Как обсудить его, а это уже, извините меня, искусство", – говорит полиграфолог.

Интервьюируемые тоже могут пробовать обвести вокруг пальца полиграфолога.

"Учат, как реагировать, что вспоминать в этот момент, как на сложные вопросы отвечать, для того, чтобы эти эмоциональные всплески, на которые реагирует полиграф, он как раз давал бы неверные выводы", – рассказывает Горбатюк.

И чтобы минимизировать риски, эксперты советуют прежде всего проверить профессиональную историю полиграфолога. И в государственных центрах, и в частных фирмах.

Леся Головатая, Василий Кобец и Виктор Снежко, "5 канал"

Следующий материал
Украинцы не будут платить за восстановление Донбасса – Криклий