Леся Украинка: 150 лет одиночества

Леся Украинка 5 канал / Машина часу
Писательнице Лесе Украинке на днях исполнилось бы 150 лет

Лариса Косач, более известная под псевдонимом Леся Украинка, прожила лишь 42 года, но, без преувеличения, память о ней жива до сих пор. Мы видим ее практически ежедневно, по крайней мере на 200-гривневой купюре. Почти в каждом городе и селе Украины есть улица в ее честь. Ей установлены многочисленные памятники. По ее драмам ставят пьесы и снимают фильмы.

Наконец, ее творчество изучают в школе. В то же время именно школьные учебники, сделанные еще по советским лекалам, создают искаженный и неинтересный образ Леси – мужеподобной страдающей туберкулезницы и вечной революционерки. Какой же была Леся Украинка на самом деле – в "Машине времени" ("Машині часу").

Иван Франко назвал Лесю Украинку единственным мужчиной в украинской литературе. Этакий комплимент. Очевидно, он имел в виду другое – ее мужество, принципиальность и неуступчивость в важных вопросах. Особенно в национальном – украинском.

Лариса Косач родилась в украинском городке Новоград-Волынский в 1871 году. 8 лет как действовал Валуевский циркуляр – запрет российской оккупационной власти печатать книги на украинском языке. Когда Лесе исполнилось 5, этот запрет усилился Эмским указом царя Александра II – на украинском запретили даже публично выступать и преподавать в школах.  Несмотря на сплошное обрусение вокруг, аристократическая семья Косачей-Драгомановых принципиально остается украиноязычной.

"У Косачей все дети стали украинцами. То есть кто это сделал? Безусловно, это мать, материнское влияние. Почему материнское? Потому что отец был такого российского-украинско-белорусского происхождения. Он был из этого пограничья, родом из Черниговской губернии, и он как-то меньше занимался семьей, больше был на службе и приносил деньги. Воспитывала мать", – отметил историк Игорь Гирич.

Мать – поэтесса Олена Пчилка – действительно позаботилась о замечательном образовании для своих детей. Та же Леся, например, свободно владела десятком языков: английским, немецким, французским и итальянским, а еще древнегреческим и латынью.

Леся Украинка
Леся Украинка5 канал / Машина часу

"Мать была очень волевая женщина, очень сильная личность, убежденная украинка, и она творила Лесю Украинку как свой продукт, как будто хотела сделать то, кем она не стала. Для нас на сегодня это такой огромный пример сегодняшним интеллектуалам, которые так же примерно должны воспитывать своих детей", – подчеркнул Гирич.

Несмотря на это, отношения Леси с матерью идеальными назвать трудно – обе очень волевые женщины. Поэтому в конце концов Лариса выскользнула из-под чрезмерной опеки.

"Конечно, Леся Украинка охраняла свое пространство. Я буду употреблять автохарактеристики ее, чтобы это не было субъективное мое отношение или пересказ других людей. Она писала: "Я натура – эластично-упрямая", – пояснила заведующая музеем им. Леси Украинки Ирина Щукина.

Тяжелая болезнь – туберкулез костей – конечно, наложила отпечаток на образ жизни. Например, юная Леся голышом принимает солнечные ванны в отцовском имении в селе Колодяжное по совету врачей. Соседские ребята подглядывают. Папа – российский чиновник – оберегает дочь.

"Он в своем имении в селе Колодяжном еще и очень хорошо хозяйничал. Как сказали бы сейчас, был очень хорошим менеджером. У него и скот рос, и садики были, он выращивал разные культуры, и за лесом ухаживал, и по специальной системе выращивал, чтобы обеспечить прибыль", – отметила Щукина.

Леся Украинка
Леся Украинка5 канал / Машина часу

"Ей повезло в том плане, что она была из семьи высокопоставленного русского царского чиновника. То есть в денежном смысле они были обеспечены и не искали подработок. С другой стороны, это человека, как говорится, очень развращает, такая ситуация. Если мы возьмем другие чиновничьи семьи, ну не было же Лесь Украинок много. Было скорее наоборот – человек приспосабливался и становился частью того общества. Леся Украинка – нет, не стала", – подчеркнул Гирич.

Леся с ранней юности чувствует призвание – писать, и писать именно на запрещенном украинском языке.

"Сам псевдоним очень много говорит о ней. Собственно, она была, мы можем сказать, первым модерным украинцем конца XIX века, одним из первых", - добавил Гирич.

Русский царь Александр II считался либералом. Как известно, каждый российский либерал заканчивается на украинском вопросе. Именно "либерал" Александр полностью запретил употребление украинского языка в публичной плоскости. Но когда его убили и Александра II заменил Александр III, все почувствовали, что давление усилилось. Почти все украинские киевские семьи ради спасения от репрессий перешли на русский.

Агафангел Крымский – украинский ученый-полиглот татарского происхождения, а еще ровесник и земляк Леси – вспоминал, что в те ужасные времена в Киеве только три семьи остались подчеркнуто украинскими: Лысенко, Старицкие и Косачи.

"А Леся Украинка была человеком того же времени, 1871 года рождения, она была и полиглот, и поликультурник, и культуролог. Не случайно она дружила с Агафангелом Крымским", – уточнил Гирич.

К слову, помимо литературного и изобразительного таланта, Леся еще и занималась музыкой. Ее учительницей игры на фортепиано была Ольга О'Коннор. Как сказали бы сейчас, украинка ирландского происхождения. Оля О'Коннор была первой женой композитора Николая Лысенко. Не удивительно, что с таким семейным и образовательным бэкграундом и опытом мировоззрение Леси можно было бы охарактеризовать как "Прочь от Москвы".

Леся Украинка
Леся Украинка5 канал / Машина часу

Несмотря на тотальную цензуру, она это всячески подчеркивала. Например, в 1910 году она пишет драму "Боярыня". Сюжет прост – в XVII веке московиты постепенно оккупируют Украину. Девушка-украинка любит парня, который уехал служить в Москву, и выходит за него замуж, несмотря на предостережения брата. На чужбине понимает, что муж ее приспособленец, а так называемые братья – совсем не братья, потому что между украинцами и московитами культурная пропасть. Драма, конечно, была запрещена как в Российской империи, так и впоследствии в СССР. Советский Союз, кстати, подвергал цензуре произведения Леси даже хуже царей – в 1930-х годах многое из ее наследия было уничтожено.

"Боярыня" – не единственный вызов хрупкой женщины империи. Гораздо раньше Леся начинает писать брошюру "Наша жизнь под царями московскими". О ней полно упоминаний в письмах, однако сам текст почему-то не сохранился – не иначе как цензура большевиков. Еще один текст Леси "Голос одной российской заключенной" сегодня как никогда актуален. Император Александр III, несмотря на внутренние репрессии, пытался заигрывать с Западом, особенно с Францией. Там пытались вести с Россией диалог. Визит русского царя в Париж живо поддерживали местные культурные деятели. И именно над ними Леся насмехается.

Тайная полиция России обращает внимание на "дворянку Ларису Косач". Ее письма читают, против нее заводят уголовное дело, но Леся не обращает внимания. На лечении в Крыму она знакомится с Сергеем Мержинским – белорусским революционером, социал-демократом – до умопомрачения в него влюбляется. Мать категорически против этих отношений.

"Нет, не поддерживала. Она как-то вообще, надо откровенно сказать, ревностно относилась к мужчинам, которые появлялись в жизни Леси Украинки. И эта черта была ей присуща. И это объяснить можно. Это мамины такие переживания. Она будто охраняла, с одной стороны, ее, а с другой – боялась ее потерять", – отметила Щукина.

Леся Украинка начинает штудировать модный тогда "Капитал" Карла Маркса. Чтиво дается ей с трудом.

"Уберечь Лесю Украинку от влияния идей социал-демократов было нереально. Потому что это было влияние не сугубо Сергея Мержинского. Леся Украинка отмечала, что идеи социал-демократов универсальны, и они заполонили всю Европу", – уточнила Щукина.

"Часто советская пропаганда говорила, что Леся Украинка первый социал-демократ, но, я думаю, не столько социал-демократ, сколько социалист", – добавил Гирич.

На короткое время Леся – даже член тайной организации УСД – украинских социал-демократов. В связи с этим она даже вступает в публичную дискуссию с Иваном Франко. Однако впоследствии спорит уже с будущими коммунистами – рисует пророческую явь страшного тоталитарного будущего. Ее роман с Мержинским так и не состоялся. Вместе они были короткое время, когда он остался одиноким в Минске, умирая от туберкулеза. Уже во время смертельного недуга Мержинского Леся начинает активную переписку с Ольгой Кобылянской. Кобылянская живет в Черновцах. В то время это другая страна – Австро-Венгрия, но она очень рада была бы видеть свою подругу по переписке из подроссийской части Украины. Леся уезжает.

После короткого быта Леси в Черновцах переписка двух писательниц-подруг вдруг приобретает совсем другой окрас. "Кто-то беленький любит кого-то черненького", пишет Леся Ольге. Кто-то кому-то делает гипнотизирующие пассы самым неожиданным способом. Что это было лесбийские фантазии, как пишет исследовательница Вера Агеева, или нечто большее? И Леся Украинка, и Ольга Кобылянская – одни из первых украинских феминисток. В самом правильном смысле слова – оба за самые основные права женщин: право самим выбирать образ своей жизни прежде всего. В произведениях Кобылянской вполне можно прочитать лесбийские фантазии, в частности, в ее "Меланхолическом вальсе". Однако в этот же период в жизни обеих известных женщин любовь к мужчинам.  А у Леси Украинки – еще и обострение болезни, туберкулез легких.

"Ольга Кобылянская. Это уже было, мне кажется без влияния матери. Но была и другая сторона. Именно в этот период она начала очень болеть. И надо сказать, что и болезнь имела на нее и негативное, и позитивное влияние. Потому что часто физически больные люди – люди сильные духовно. До определенной степени это помогало себя проявить", - подчеркнул Гирич.

Леся Украинка и Климентий Квитка
Леся Украинка и Климентий Квитка5 канал / Машина часу

У Кобылянской в это время безответная любовь к Осипу Маковею. Леся, сочиняя ей про пассы, поддерживает подругу. Лариса Косач в это же время начинает встречаться с юным Климентием Квиткой, которого называет Клёня или Квиточка. Об этом она откровенно пишет Ольге Кобылянской.

"С Квиткой, ну, там у них была довольно большая разница в возрасте. Что могло, точнее, Квитка больше на нее обратил внимание, потому что он был музыковедом, а Леся Украинка была фольклорным человеком, и он записывал с ее голоса украинские народные песни. Второе, Квитка тоже был очень активным украинцем в молодости, и во времена первой русской революции он фактически возглавлял украинский кружок в 5-й гимназии, это на Печерске", – рассказал Гирич.

"У Леси Украинки была одна мечта, связанная с музыкой. Мечта быть профессиональной пианисткой не смогла осуществиться из-за болезни, из-за операции на руке. Рядом был человек, который садится и может играть огромный репертуар, и они на одной, как говорится, эмоциональной волне", – добавила Щукина.

"Была ли к нему такая любовь, думаю, что нет. Договор – да, возможно, такая еще общительность, приязнь", – уточнил Гирич.

Отношения Леси и Клёни не афишируются до сих пор. Даже передовые для того времени родители Украинки не одобряли ее выбор. Мама, Ольга Петровна, утверждала, что Квитка  "бесчестный человек, женится на деньгах Косачей-Драгомановых". Леся в ответ отказывается от материальной помощи родителей. Наконец, по требованию родителей молодые вступают в брак тихо и без пафоса.

"У Леси Украинки был минимализм, меньше уже некуда. Жених и невеста, их свидетели и священник. И больше никого. Это тогда называлось, что они венчались без "оглашений". То есть не заявляли в газете. Потому что раньше делали такое объявление, что вступают в брак. Венчались они здесь, в Киеве, в церкви на Демеевке. Она и сейчас сохранилась. Спрашивали, нет ли там таблички. Это церковь Московского патриархата. Несколько лет назад была идея установить там мемориальную табличку, но им это не нужно. Венчались они 25 июля 1907 года. И после того они прямо на трамвае приехали домой", – отметила Щукина.

Климентий Квитка работал в судах в Симферополе и Тифлисе. Леся сопровождала его везде. В сталинском СССР Квитка был репрессирован за то, что во времена УНР был заместителем министра юстиции.

"Он отбывал ссылку в Казахстане, Карлаг, Алма-Ата. Вернуться в Киев он уже не хотел, потому что здесь проблемно было. Он в то время был профессором Московской консерватории, но это не значит, что жизнь его была такой легкой, приятной, в почестях. Такого не было. У него был комендантский час, несколько лет скитался по квартирам, жил сначала даже не в Москве, а в пригороде, ездил на работу бог весть как. Такое унизительное положение, что у него не было даже своего рабочего стола, и он в библиотеке читального зала ждал, пока освободится место, чтобы садиться и работать над каким-то своим научным исследованием", – рассказала Щукина.

Леся Украинка любила путешествовать. Она была во многих странах Европы, в Крыму и Египте. Своего Клёню-Климентия в его путешествиях она сопровождала до последнего. В августе 1913 года она умерла в Тифлисе. Ее похороны на Байковом кладбище в Киеве были своего рода феминистским маршем – ее гроб несли только женщины.

Итак. Леси Украинке – 150. Так долго не живут. Однако ее творчество, как и жизнь, остаются чрезвычайно актуальными. С ее фразами про "лягання під ноги Москві як про невдалий мир", с упреками Европе за сотрудничество с Россией и антитоталитарным видением.  

Предыдущий материал
Произведена в Индии: что известно о CoviShield и как началась кампания вакцинации в Украине
Следующий материал
Шестой год декоммунизации: где в Украине прячутся "бетонные призраки" советского прошлого