ДАП. Рождение "киборгов": как ВСУ вызвали истерику у оккупантов, а те попали в собственную ловушку – "Тайны войны" Читайте українською

Донецкий аэропорт Facebook/Андрій Шор
В конце мая 2014-го большая часть Донбасса была оккупирована. Боевики покушались на стратегически важные объекты. В частности, и на ДАП. Его будут оборонять 242 дня, а тех, кто его защищал, назовут "киборгами"

Донецкий аэропорт – один из символов российско-украинской войны.

До войны он был одним из лучших в Украине. Осуществлял международные и внутренние рейсы.

Строительство аэропорта в Донецке началось в 30-х гг. ХХ века. Открыли его в 33-м, назвали – "Сталино". Во время Второй мировой войны весь гражданский воздушный флот аэропорта мобилизовали в ряды Красной армии. После освобождения Донбасса в 1944 году аэропорт начал пассажирские и грузовые перевозки. Здесь же базировался авиафлот, задействованный в выполнении химических работ.

В 1973 году аэропорт перестроили по проекту архитектора Спусканюка и ввели в эксплуатацию новое здание аэровокзала. Перестройка позволила принимать в Донецке практически все существовавшие на то время типы самолетов, что значительно увеличило объемы пассажирских и грузовых перевозок.

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

В конце 2011 года аэропорту присвоили имя композитора Сергея Прокофьева – уроженца Донецкой области.

К Чемпионату Европы – 2012, который Украина принимала вместе с Польшей, аэропорт реконструировали, вложив в него почти 7 млрд государственных гривен. При этом первичная смета была в 3,5 раза меньше. На бюджетные средства построены новая взлетная полоса длиной 4 км, толщиной 1 м и новый семиэтажный терминал. Авиаполосу торжественно открыли 26 июня 2011 года – первой на ней приземлилась "Мрия" – самый большой в мире украинский самолет. Новый терминал заработал с мая 2012-го. Его пропускная способность оценивалась в 3 100 пассажиров в час.

ДАП до войны
ДАП до войны5 канал

По мнению зарубежных экспертов, после реконструкции международный аэропорт им. С. Прокофьева в Донецке стал одним из лучших в Европе. Годовой пассажиропоток составлял более 1 млн человек. К маю 2014-го из Донецка выполняли рейсы 13 авиакомпаний 17 городов 12 стран мира (в том числе в Германию, Испанию, Турцию, Израиль).

И кто бы мог подумать, что за считанное время аэродром станет ареной самых ожесточенных боев – и сплошными руинами.

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

Впервые в аэропорт российские наемники вторглись 17 апреля 2014 года. Захватили аэровокзал и вывесили там флаг так называемой "ДНР". При этом аэродром еще работал в привычном режиме, принимая и отправляя внутренние и зарубежные рейсы. Во второй раз взять под контроль важный объект боевики попытались в конце мая – более серьезными силами, задействовав кадровых военных из России и Чечни. Впрочем, под контроль они взяли только новый терминал и только на определенное время; старый удерживали украинские военные. Так началась история обороны ДАП, продолжавшейся тяжелых и ожесточенных 242 дня.

Первый глава штаба АТО Виктор Муженко стал ключевым лицом в планировании сотен военных операций. В студии проекта "Тайны войны" с Яной Холодной на "5 канале" он подробно рассказал о вторжении российских террористов в Донецкий аэропорт.

В момент объявления АТО и в момент принятия решения он был третьим представителем от ВСУ в штабе АТЦ. До этого был назначен генерал-полковник Геннадий Воробьев, его сменил генерал-майор Юрий Борискин, и уже потом Муженко отозвали из оперативной мобильной группировки "Полесье", которая выполняла задачи в Херсонской области по прикрытию крымских перешейков с апреля месяца.

"Я прибыл в Генштаб, и мне начальник Генштаба поставил задачу полететь и ознакомиться с ситуацией на Донбассе. Я еще не знал, для чего это делается. Но имел определенные мысли, что, возможно, мне придется еще поработать и на территории Донецкой и Луганской областей. И уже с 5 числа был как представитель от ВСУ в штабе АТЦ", – вспоминает генерал.

Муженко рассказывает: "Мне поступил вопрос от министра внутренних дел Арсена Авакова, не буду ли я против, если он будет рекомендовать меня на должность руководителя АТО. Я ответил, что мы еще не понимаем формат этой операции, ведь в то время законодательная база определяла, что руководство должно осуществлять СБУ. И каким образом будем задействовать ВСУ и какие задачи они будут выполнять?".

Во второй половине мая он вылетел в Киев для общения с и.о. президента Александром Турчиновым, и уже 20 числа соответствующим Указом был определен и назначен на должность первого заместителя руководителя АТЦ – руководителем АТО.

По словам офицера, на то время было понятно, что созданными до этого силами, средствами и системой руководства не было возможности реализовать те задачи и предотвратить возникшие угрозы.

"Мы понимали, что это все не единичные группы, а определенные структуры, которые имеют соответствующее управление и оснащение, как бы там и кто ни называл и ни говорил", – рассказывает бывший руководитель АТО.

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

Генерал рассказывает о своеобразном "параличе" в системе управления и руководства. Говорит, что решения не принимались.

"Мы видели ситуацию, что 13 числа напали на колонну, и 22 числа в районе Волновахи и в районе Рубежного. Проблема была в том, что подразделения, которые заводились и под Волновахой, и под Рубежным – имели задачу создать линию изоляции. Они не подчинялись штабу АТО, а как раз длился процесс принятия соответствующих подразделений, которые разворачивались по линии изоляции, и было распоряжение Генштаба, что мы последовательно принимаем, по мере прибытия, в подчинение все эти подразделения", – объясняет офицер.

И именно поэтому, говорит он, штаб АТО управлял только теми подразделениями, которые были в районе Славянска.

"Это были небольшие группировки – 1500–2000 человек. На всех блокпостах, со всеми подразделениями обслуживания. Это и было то формирование, которым мы могли управлять и которому мы могли ставить задачи в рамках действующего законодательства и даже при определенном его несоответствии той обстановке, которая была", – рассказывает Муженко.

А вот что он рассказывает о "командном параличе": "Например, когда возникла ситуация в районе Рубежного, на меня вышел военнослужащий 2-го батальона 30-й бригады по мобильному телефону и доложил, что они находятся в окружении и заблокированы на дамбе в районе Рубежного. И я уже выходил на соответствующего руководителя, который осуществлял управление подразделениями, которые находились на территории Луганской области, для создания линии изоляции с предложением: "Какая вам нужна помощь?". Ведь у них была паника и не было возможности общаться ни с кем. Когда я на него вышел, он сказал, что "мы ожидаем попа". Через военного комиссара они ищут связи с духовенством, чтобы провели переговоры, чтобы наших военных выпустили из заблокированного района. Я ему сказал, что мы можем помочь: "Здесь, на пункте управления присутствует министр обороны. Поговори с ним. Если он даст добро, то будем решать этот вопрос". Министр Коваль сказал: "Ну раз вы можете, тогда возглавляйте этот процесс сами". И мы тогда на 4 вертолетах – 95-я бригада плюс 5-й вертолет – оперативная группа штаба АТО – всего 46 человек, которые уже выполняли задания по деблокированию... Это относительно уровня управления и, соответственно, принятия решений".

В ночь с 25 на 26 мая боевики "ДНР" зашли в здание Донецкого аэропорта.

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

Вот как об этом вспоминает генерал Муженко: "Это было утром 26 мая. Около 4:00 часов на меня вышел старший – офицер 3-го полка спецназначения Андрей Буран. Он доложил, что на территорию аэропорта, в здание нового терминала, зашла группа боевиков. Причем серьезно. Не понимали еще до конца количества, называли несколько десятков человек".

"В тот же миг я дал команду пригласить всех руководителей, в т. ч. начальника штаба – тогда это был генерал Назаров. В штабе АТО тогда было где-то 25-26 человек. Генерал Дроздов, как старший, который руководил вопросом воздушного компонента. И тогда прибыл прокурор Южного региона. Мы выработали "замысел". Я докладываю начальнику Генштаба: "Есть такая ситуация и такой замысел". Он ответил, что "да… замысел неплохой, но звони министру обороны", – вспоминает Муженко.

В общем, идея заключалась в том, чтобы применить воздушный компонент, ударить штурмовой авиацией, затем – вертолетами армейской авиации, после этого планировалась высадка десанта под прикрытием и – боевые действия и действия по очистке нового терминала.

Руководство такой план поддержало. Но необходимо было доложить об этом замысле министру обороны.

"Выхожу на министра обороны, и.о. Коваля – "да, вопросов нет, ты – руководитель АТО, принимай решение". Мы поняли, почему это нужно было, ведь от статики мы должны были перейти к активным наступательным действиям. До этого у нас их не было. И вот тут шаг: мы ввязываемся в боевые действия (ведь мы понимали, что ДАПом это не закончится). Решения нет никакого. Вышел на главу СБУ (генерал Наливайченко), который тоже заслушал и никаких решений не принимал", – рассказывает Муженко.

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

"Но в этот период мы не ждали", – добавляет он. Уже стояла задача авиации на зарядку боекомплектов, подготовку десанта, создание групп.

"Людей было мало. И мы из разных подразделений были вынуждены создавать группы, которыми потом можно было усилить тех, кто был в ДАП", – вспоминает бывший руководитель АТО.

Кроме того, в ДАП были пассажиры, которые частично прошли регистрацию, и начинать боевые действия при наличии гражданских украинские военные не имели права.

"Поэтому мы ожидали, когда отправят два самолета: один в 7.00, другой в 07.05. После этого я поставил задачу старшему в аэропорту, чтобы вывели всю администрацию из здания аэропорта", – вспоминает Муженко.

ДАП до войны
ДАП до войны5 канал

По мнению генерала, боевики понимали, что что-то должно произойти, но были дезориентированы: "Ведь до этого состоялась беседа у нашего руководства подразделений, которые были там, с Ходаковским (украинский коллаборационист, командир террористического батальона "Восток" – ред.), который предложил эвакуацию на КамАЗах, на которых потом была эвакуация боевиков, хаотическая эвакуация".

"Мы получили информацию, что весь гражданский персонал покинул аэропорт примерно в 9 час. Решения никакого не было, а перед этим я получил команду где-то около 5 часов подготовить телеграммы в адрес президента, министра обороны, начальника Генштаба, главы СБУ и, по–моему, СНБО. На пять адресов мы отправили телеграммы и ожидали соответствующего решения. Я так понимаю, между ними были консультации", – говорит бывший руководитель АТО.

Где-то в 9 час. генерал Куцин сообщил Муженко, что "здесь решение никто не примет. Выходи на Турчинова, тогда, возможно, и будет решение относительно ваших действий". Заказал разговор с и.о. президента. Тот спросил: "Вы уверены, что наши ребята выдержат?" Муженко ответил, что если бы не был уверен, то не звонил бы. Ответ был такой: "Действуйте в соответствии с обстановкой". Муженко спросил: "Будет ли какое-то подтверждение?" – "Да, будет".

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

"Мы в ожидании подтверждения. Пауза снова. Решения пока нет. Мы готовы полностью. Все заряжено. Все получили задания. Организовано взаимодействие, сориентированы спецназовцы, которые были в аэропорту", – вспоминает генерал.

Перед этим боевики вручили ультиматум: они предлагали украинским военным в течение 2 часов покинуть здание старого терминала, иначе будут уничтожены.

"В это время в 10:56 поступила телеграмма за подписью председателя СБУ с одним лишь словом: "Согласен". Мы поняли, что согласен с нашими предложениями", – описывает Муженко тот решающий момент.

Он добавляет: "Я вышел на полковника Барана, говорю: "Готов?" – "Готов". Записывай тоже ультиматум. Дословно, может, сейчас 1-2 слова изменю, но так на русском: "Требую в течение (поставь прочерк) покинуть здание аэропорта, т. к. ваше пребывание в нем угрожает жизни и здоровью военнослужащих Вооруженных сил Украины. В противном случае вы будете уничтожены арсеналом всего вооружения, которое имеется в Вооруженных силах Украины", – время поставишь сам, иди вручай".

"Прошло минут 10-15, докладывает мне старший, что вручил. "Время сколько поставил?" – "Полчаса" – "Достаточно". Примерно через полчаса в телефонном режиме получаем информацию, что творится в аэропорту. Докладывает, что как раз через полчаса движение на крыше терминала прекратилось, они (террористы – ред.) спустились вниз, ожидая нашего удара", – рассказывает генерал.

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

Удар был через 40 мин: "Когда они снова поднялись наверх, зашла пара штурмовиков. Летчик сделал запрос: "Я над целью. Что делать?". Говорю, пусть сначала из пушек обстреляет, а уже потом нанесем ракетный удар. Он сделал выстрел из пушки, потом зашли на удар. Удар авиации, потом заход боевых вертолетов, затем высадка десанта – таких высадок было три в течение этого дня. Три группы высаживались последовательно непосредственно под огнем. Но четко было спланировано, было организовано взаимодействие и в аэропорту, и между подразделениями, которые осуществляли десантирование и авиационную поддержку".

Потерь среди украинских военнослужащих тогда не было.

Кроме того, было привлечено подразделение Воздушных сил, которое находилось на позициях в пункте управления радиолокационной роты.

Операцию по захвату Донецкого аэропорта россияне доверили батальону "Восток" под командованием Александра Ходаковского – украинского коллаборациониста, бывшего спецподразделения "Альфа" в Донецкой области.

Основной ударной силой должен был стать диверсионный отряд "Искра", который прибыл в Донецк из РФ. В его состав вошли бывшие афганцы, ОМОНовцы, чеченцы и крымчане – около 120-ти человек. В ночь на 26 мая они частично заняли новый терминал ДАПу, обустроили на крыше огневые позиции, и выдвинули украинским военным, которые находились в старом терминале, ультиматум – сложить оружие.

Впоследствии Ходаковский утверждал российским пропагандистам, что наемники надеялись договориться с украинской армией, даже оружия с собой, по его словам, почти не брали. И это было ложью. Потому что в первые минуты, как к ДАПу приблизилась украинская авиация, армейский снайпер "снял" вражеского стрелка, который целился в вертолеты из ПЗРК – переносного зенитно-ракетного комплекса.

Такое развитие событий вызвало волну истерики коллаборантов и наемников на российских телеканалах. Применения штурмовой авиации они не ожидали. Ходаковский покинул аэропорт после первых же боевых столкновений сторон.

После мощного огня со стороны украинской армии и серии авиаударов по новому терминалу среди российских диверсантов и наемников закипела паника. Уцелевшие и раненые наемники "Искры" и "Востока" загрузились в два "КамАЗа" и бросились наутек в сторону Донецка. Из-за паники на подъезде к городу их расстреляли свои же. И российские пропагандисты в эфире росТВ рассказали, что КамАЗы и личный состав в них уничтожили бойцы "Правого сектора".

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

Как выяснилось, после ударов украинской авиации среди российских наемников поползли слухи, что военные из аэропорта наступают на Донецк. Именно поэтому на подъездах к городу сепаратисты и коллаборационисты расстреляли дружественных им диверсантов из России. Вместе с ними под огонь попали и мирные жители. Но в гибели гражданских 26 мая российские и коллаборационистских СМИ традиционно обвинили ВСУ.

Поскольку возможности прослушивать вражескую сторону у украинских военных не было, руководство АТО получало информацию непосредственно от подразделений и старшего (спецназа) в аэропорту.

"Докладывали, что началась паника, хаотичный выход, побег. Они забрались на те КамАЗы, которые предлагали для эвакуации нашим военнослужащим. И уже в районе Путиловского моста была засада подразделением боевиков "Оплот", которые эти КамАзы расстрелял. Я думаю, такая судьба готовилась для наших военнослужащих, если бы они дали согласие на эвакуацию", – рассуждает Муженко.

Тем временем в аэропорту бой продолжался до вечера. Крайний удар авиации было произведен в 20:30. Примерно в это время произошла высадка крайнего десанта, в состав которого входило подразделение Нацгвардии "Вега", которое специализировалось на защите зданий.

"Мы высаживали их крайними, чтобы начать зачистку здания нового терминала. На утро начали зачистку нового терминала и на следующий день ее практически завершили. Вообще период проведения этой операции – с 26 по 28-е", – рассказывает Муженко.

"Мы выполнили задачу. Доказали, что ВСУ способны выполнять задачи", – говорит Муженко.

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

По его словам, основное то, что произошел психологический перелом в сознании военнослужащих. После потерь, которые понесла украинская армия, враг оставался безнаказанным. А этот бой был первым, где противник понес серьезные потери, отказался от поставленных задач, от своего замысла.

"И это создало эмоционально–психологический подъем у личного состава. Не только у тех, кто был в аэропорту, а практически у всех подразделений, которые были в зоне АТО и вообще в обществе", – убежден генерал.

Согласно данным бывшего командира АТО, из 46 человек отряда "Искра", который входил в аэропорт, 30-31 были "двухсотыми". Общие потери врага он оценивает в 70–80 человек. Среди них – подготовленные российские наемники с опытом ведения боевых действий. У некоторых были за плечами чеченские войны, были "афганцы", преимущественно представители спецподразделений – нельзя сказать, что это были "мирные трактористы", говорит украинский генерал.

Была информация и о присутствии там представителей регулярных ВС РФ. "Возможно, их там увольняли, возможно, отправляли в отпуск. По какой они туда легенде прибывали, можно выдвинуть множество версий. Были и боевики–резервисты, которые пришли как наемники по набору", – говорит Муженко.

"Были чеченцы. Но они своих людей вывозили отдельно. Была информация, что несколько десятков есть "двухсотых" у них. Кстати, после этого (событий в ДАП 26–28 мая – ред.) прекратилось на некоторый срок применение чеченских подразделений. И потом уже они поступали на пополнение очень ограничено. Даже есть ролик, где Кадыров на стадионе выстраивает людей, набирает добровольцев на Донбасс, и там все отказываются", – рассказывает Муженко.

ДАП, 2014
ДАП, 20145 канал

Генерал Муженко говорит, что если бы боевики смогли захватить Донецкий аэропорт, это дало бы им возможность поставлять себе вооружение, материальные средства воздушным путем, который ВСУ практически не контролировали.

"Через наземные пункты пропуска, преимущественно Изварино, осуществлялась поставка наземная. Мы получали информацию от агентуры и местных жителей о передвижении колонн, техники, передвижении людей. Но у нас не было бы возможности осуществлять контроль, когда бы это происходило воздушным путем. Во вторых, была бы возможность под различными легендами нарастить и иметь свою авиацию", – объясняет Муженко.

То, что украинская армия удерживала и Донецкий, и Луганский аэропорты, не дало оккупантам возможности применять боевую авиацию. "А то бы нашли где-то в шахтах и самолеты, и истребители, и штурмовики...", – предполагает генерал.

"Киборги", как и сам Донецкий аэропорт, – для меня символ мужества, стойкости, способности и профессионализма украинской армии. Это наша гордость. "Киборги" – это же не мы назвали, а враг. Их очень удивляла стойкость украинских бойцов, профессионализм, эффективность. И самое главное – идея, которую они отстаивали, – защиту своей родины, своей земли. Для противника это было очень большой неожиданностью", – отмечает генерал Муженко.

В одном из сюжетов российского пропагандиста Соловьева депутат Госдумы России, анализируя ситуацию, сказал, что они уже, в принципе, готовы были полностью взять под контроль Донбасс, и... "вдруг откуда-то взялась "украинская армия". Как раз ДАП показал, откуда взялась украинская армия и каковы ее способности.

Справка. Муженко Виктор Николаевич. 58 лет. Родился в Житомирской области. Кандидат военных наук. Генерал армии Украины.

Офицерскую карьеру начал в 1983 г. командиром мотострелкового взвода в Закавказском военном округе. В 1996-м, после окончания военной академии Вооруженных сил Украины, был направлен на должность начальника штаба — заместителя командира полка танковой армии Прикарпатского военного округа.

В 2003–2004 гг. принимал участие в миротворческой миссии в Ираке на должности начальника штаба — первого заместителя командира 5-й отдельной механизированной бригады.

В 2010–2012 годах занимал должность командира 8-го армейского корпуса Сухопутных войск ВСУ.

20 мая 2014 года указом и.о. президента Александра Турчинова назначен первым заместителем руководителя Антитеррористической центра при СБУ.

Во время проведения АТО неоднократно лично вел бойцов в атаку. В частности, в ходе деблокирования 30-й механизированной бригады в районе города Рубежное Луганской области. А в июне 2014–го украинские военные под руководством Виктора Муженко вблизи города Снежное Донецкой обл. разгромили колонну террористов, которая двигалась из России на танках и бронетранспортерах.

3 июля 2014 года назначен начальником Генерального штаба ВСУ. 21 мая 2019–го уволен с должности указом Владимира Зеленского.

Предыдущий материал
ВНО-2020: при каких условиях пустят с температурой выше 37°C и как пить воду в масках
Следующий материал
Богатыри-дошкольники и маленькие меценаты: как удивляют мир украинские дети – Книга рекордов
Loading...

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях