"Вагнергейт" для ОПУ? Бутусов о последних зашкварах власти относительно "дела вагнеровцев"

Христо Грозев и Юрий Бутусов Facebook / Юрий Бутусов
В конце марта должна выйти первая часть фильма-расследования Bellingcat о срыве задержания российских боевиков, причастных к совершению военных преступлений в Украине. Почему Офис президента отрицает существование спецоперации? И действительно ли там пытались помешать расследованию иностранных журналистов?

О российских боевиках ЧВК "Вагнер" поговорили в студии "Час: Online" на "5 канале" с украинским журналистом Юрием Бутусовым. В частности, он рассказал, зачем "слуги народа" хотят назначить Шуфрича заместителем председателя ВСК по делу вагнеровцев, действительно ли Офис президента пытается помешать расследованию Bellingcat и почему власть постоянно меняет свою позицию по отношениям с Россией.

Как известно, недавно Бутусов встретился с расследователем Bellingcat, который занимается делом вагнеровцев, Христо Грозевым. В интервью "5 каналу" журналист со ссылкой на Грозева отметил, что примерно в конце марта 2021 года должна выйти первая часть фильма-расследования о срыве спецоперации по задержанию боевиков российской ЧВК "Вагнер":

– Христо Грозев сказал, что будет две части фильма. Первая часть будет примерно в конце марта – других дат он не называл. Время может меняться. Возможно, его хотят дополнить.

Чтобы собрать данные для фильма, господин Грозев взял интервью у пятого президента Украины Петра Порошенко – человека, который еще в 2018 г. санкционировал спецоперацию по задержанию вагнеровцев. Ранее Бутусов сообщал, что действующий нардеп от "Европейской солидарности" генерал Забродский также принимал участие в подготовке операции, завел на заседание комитета офицера спецназа Главного управления разведки Минобороны – и этот офицер непосредственно должен был обеспечивать захват террористов. Кроме него, по данным Бутусова, было еще два офицера ГУР МО, которые принимали участие в операции, обладали всеми данными, документами, полным объемом информации.

– В СМИ была информация, что расследователи Bellingcat приезжали в Киев, чтобы встретиться с представителями Офиса президента и взять у них комментарий. Насколько это достоверно?

– Я общался с Христо Грозевым. Насколько я понял, их приглашали в Киев представители Офиса президента именно для того, чтобы была встреча со спикерами, которых предоставляет Офис президента. Из неофициальных источников мне известно, что сам глава ОП Андрей Ермак звонил Христо Грозеву, предлагал ему встречу в то время, когда Грозев будет в Украине. Но когда Христо Грозев прибыл и пытался посвятить день общению с представителями власти, с господином Ермаком, как тот сам предлагал, этого не произошло, потому что Офис президента отказался от каких-либо контактов, от предоставления спикеров и от предоставления своей позиции по этой истории.

Частная военная компания "Вагнер" – это террористическая организация, которую используют российские спецслужбы для ведения террористической деятельности и необъявленной войны во многих частях мира, в т. ч. в Украине. Они наняты российскими спецслужбами. Легендируются в каждой стране по-разному: в Украине, в частности, маскировались под шахтеров и трактористов.

– Молчание Офиса президента о чем свидетельствует?

– Молчание Офиса президента говорит, что это прежде всего просто безответственная позиция. Андрей Ермак выступал в программе Савика Шустера и говорил, что спецоперации не было вообще. Затем он звонит Христо Грозеву и пытается дать комментарий о событии, которого, по его словам, не происходило. Потом Христо Грозев приезжает в Киев, но отказываются (в ОП – ред.) даже говорить.

Ну странно!.. Известный расследователь, у которого есть большие заслуги перед Украиной (напомню, именно Bellingcat первой в мире привела доказательства, факты российских обстрелов с территории РФ по Украине в 2014 г. – это было огромное событие; второе – расследование гибели Boeing MH-17 – именно Bellingcat провела анализ соцсетей и нашла доказательства того, что это российские военные сбили пассажирский самолет). И тут вместо того, чтобы объяснить свою позицию, Офис президента спрятался.

Если даже предположить логику Офиса президента, что операции не было, то зачем прятаться? Пусть выйдет пресс-секретарь Юлия Мендель, скажет: "Не было операции, все это неправда"... Какие проблемы? Если у вас есть собственная позиция, вы должны ее демонстрировать! Вы же государственный орган! Но мы видим полную безответственность, видим, что нет уголовного дела, нет результатов рассмотрения уголовного дела по нарушению государственной тайны. Я давал показания, а никаких выводов нет. Прошло 7 месяцев, а власть никаких выводов не сделала. Правоохранительные органы, ГБР, Генпрокуратура молчат. Нет выводов – утечка информации была или не была, была операция или не была, правду пишут журналисты или нет. Так же народные депутаты – на словах у нас есть парламентский контроль, а здесь так же: обсуждают 7 месяцев, временная следственная комиссия не собрана, даже простое заседание комитета по вопросам обороны, которое должно было бы транслироваться или его выводы должны были быть обнародованы, не проходит. И в этих условиях еще и отказываются комментировать что-то иностранным журналистам.

Это наводит на мысль, что идет сознательное сокрытие фактов, чтобы избежать ответственности за преступление совершенное, за измену, которая сорвала чрезвычайно важную спецоперацию украинской военной разведки.

– Вчера зарегистрировали в Верховной Раде ВСК от партии "Слуга народа", заместителем председателя временной комиссии стал Нестор Шуфрич. До этого ВСК пытались организовать представители оппозиции, но представители коалиции отказались присоединиться. К чему это приведет, если в парламенте будет в две ВСК?

– Нестор Шуфрич, депутат ОПЗЖ, плодотворно сотрудничает с партией "Слуга народа", постоянно на эфирах отстаивает, пиарит "слуг". И как представителю пророссийской партии ему выгодно замолчать эту ситуацию. Человек, заинтересованный в сокрытии этой ситуации, сопредседатель этой комиссии – то есть будет помогать россиянам скрыть эту историю. Кроме того, Шуфрич тесно сотрудничает по многим проектам со "слугами народа", в частности именно Шуфрич вместе со "слугой" Олегом Семинским сейчас пытаются выбить 10% акций "Нефтегаздобычи". И вот сейчас лоббируют, например, уголовный процесс по Рудковскому. То есть все это совместный бизнес, общие интересы. Поэтому естественно, что на этой бизнес-основе он сотрудничает с властью, в том числе его в эту комиссию включают.

– Была в СМИ информация, что представители власти пытались договориться с британской разведкой, которая должна надавить на Bellingcat, чтобы расследование в отношении вагнеровцев не было обнародовано. Может ли такое быть на самом деле?

– Я думаю, что это обнародовала газета "Зеркало недели", у которой есть достаточно серьезные контакты с иностранными дипломатами, в том числе с британским посольством. "Зеркало недели" направило запрос об этой ситуации. Посольство Британии не возражало, не опровергло эту информацию. Действительно, по информации журналистов, заместитель директора британской внешней разведки МИ-6 Ли Лоуренс посещал Киев, и этот вопрос – помочь скрыть провал украинской спецоперации – требовали это в Офисе президента. То есть применяют все рычаги для того, чтобы можно было прикрыть сам факт этой измены – и это наталкивает на мысль, что это было очень осознанными действиями Офиса президента. Андрей Ермак недаром проявляет активность в сокрытии следов этого преступления.

– Каких последствий можно от этого ждать? Потому что, как вы говорите, силовые органы никак не реагируют – ни дел открытых, ничего. Что должно произойти? Ведь ситуация недопустима. И если все это правда, то это государственная измена на самом высоком уровне. Как будут развиваться события в стране, по вашему мнению?

– Для начала власть должна начать выполнять закон, от чего, к сожалению, руководство Украины, президент, Офис президента уклоняются. Для начала они должны дать результаты уголовного дела по спецоперации, по утечке информации, по провалу этой операции, провести опрос всех участников заседания в кабинете президента, в результате которого произошла утечка информации, и дать все материалы, выводы этого расследования, обществу. Выводы должны предоставить также политические, в рамках парламентского контроля, ВСК. Это нужно сделать очень быстро, дать оценку действиям государственных руководителей по этому делу. Когда у общества будет такая информация, тогда общество будет решать, каким образом реагировать на эти преступления.

– В этой ситуации наши разведчики оказались под угрозой – и, по сути, беззащитными. Как это в дальнейшем может повлиять на развитие украинской спецслужбы?

– Эта ситуация – большой позор для государства, и конечно, теперь каждый человек в спецслужбах, который будет проводить какие-то спецоперации, будет думать: не продадут ли его, не будет ли измены, провала из-за того, что в руководстве страны работают люди, связанные с зарубежными спецслужбами и сливающие информацию во время войны иностранным государствам.

– О поведении украинской ТКГ, слышим сейчас довольно резкую риторику, которая противоречит сама себе. Руководитель Офиса президента Ермак заявил 5 марта, что Россия не хочет договариваться. Чем вызвана такая резкая смена риторики Ермака, который ранее заявлял о попытке диалога с агрессором?

– Ермак не имеет четкой линии поведения. Если анализировать его заявления – они постоянно противоречат друг другу. С одной стороны, он говорит о бесперспективности "Минского пути", а с другой стороны, он говорит, что пытается продолжать переговоры, что пакет для договоренности на столе в Российской Федерации. Все это абсолютная непоследовательность. Никакой стратегии внешнеполитической, экономической, военной, информационной в Украине нет. Власть над этим не работает, интеллектуальных решений нет. И все это подменяется хаотичными пиар-заявлениями, совершенно разнонаправленными, которые носят ситуативный характер. Это просто пустой PR, за которым не стоит ни просчетов, ни выводов, ни изменений.

– Что об этом может думать Россия? Она смотрит на такое броуновское движение... Может ли это привести к полномасштабной войне?

– Полномасштабная война в этой конфигурации невозможна, но Россия делает другое – она усиливает оккупацию Донбасса и Крыма, использует это время, чтобы фактически отделить оккупированные территории, взять их под полный фактический контроль. То есть там раздаются российские паспорта, идет масштабная русификация, то есть Россия выполняет свою стратегию – она неуклюжая, проигрышная, но Россия делает системные технологические шаги для оккупации украинских земель.

Что можем сделать в ответ мы? У нас есть абсолютно броуновское движение, абсолютно хаотичное, никакой стратегии вообще... В целом на нашей стороне правда, но никакой системы, никаких институтов для того, чтобы нашу правду отстаивать, никаких технологий победы наша власть не формирует. Это совершенно пустые слова, болтовня ради болтовни.

– Это должно влиять на моральное состояние украинских военных. У них есть команды об отводе, о запрете стрелять – это тоже влияет на них, на их боевой дух.

– Армия у нас голосует ногами. К сожалению, где-то с 2016 года очень сильный отток кадров, он продолжается непрерывно. Сейчас этот процесс продолжается. Я не могу сказать, что у нас плохой моральный дух в армии. Она создана по модели нашего общества – там есть разные люди. Есть люди, которые туда идут с самого начала не для того, чтобы воевать – таких много, к сожалению. А есть люди, которых действия власти, нелепые решения, противоречащие друг другу – их это не остановит, и они планируют свои действия безотносительно к действиям власти, этих людей не сломить и они будут продолжает сопротивляться российскому вторжению.

Я бы не сказал, что это плохое моральное следствие для армии. Это моральное следствие скорее плохое для всего народа. Потому что власть должна создавать государство через мобилизационные проекты. Война, оборона страны – это важный мобилизационный проект. Власть этот проект полностью проваливает, так же, как и другие проекты – борьбу с эпидемией, с падением экономики и уровня жизни – все это проваливается. То есть Украина не работает в рамках институции, в рамках стратегии.

– Люди, которые голосовали за представителей "Слуги народа", выбрали президента Зеленского, делают ли они сейчас выводы, как считаете?

– Думаю, что каждый человек делает свои выводы.

– Люди могут показать свое отношение только на выборах. Также активная часть населения выходит на митинги и реагирует на какие-то нелепые поступки власти. Насколько этого хватит и может ли это привести к новому Майдану?

– Все возможно в государстве, где есть люди, которые хотят бороться за свою волю.

Предыдущий материал
Как женщина-зоотехник спасла медицину в селе в Харьковской области – история успешного эксперимента
Следующий материал
"Политической бижутерии не ношу!": поэтесса Лина Костенко стала музой для известных украинских музыкантов