О гетто, выживании и "украинском Шиндлере": к Международному дню памяти жертв Холокоста

Холокост, звезда Давида в руке Depositphotos
Память жертв Холокоста – массового уничтожения еврейского населения – мир чтит 27 января. В этот день солдаты 1-го Украинского фронта освободили узников крупнейшего нацистского лагеря смерти в Освенциме. 5.ua нашел для вас рассказы тех, кто, будучи совершенно юным, а то и вообще ребенком, чудом выжил. Чудом.
"Мы упали между могилами и лежали так до самого утра..."

Лариса Майстренко: "Бабушка сказала мне, что произошло в Бабьем Яру, когда я уже повзрослела. Сначала она скрывала, что моя мать с родственниками погибли там".

"Хозяин, который стоял передо мной, получил пулю в голову. Кровь брызнула на мою юбку..."

Уроженка Дубно, гражданка США Елена Сегалл (Швом) поделилась с "Радио Свобода" воспоминаниями о трагической истории семьи и своем спасении.

Когда началась война, ей было 11. Она помнит детство, когда в центре города играла с украинскими и польскими детьми. Отец торговал хлебом и имел дом. Из окна гостиной виднелся Дубенский замок. Спокойная атмосфера изменилась в конце 1940-го, когда население начало относиться к евреям с опаской.

Довоенное Дубно
Довоенное Дубноshtetlroutes.eu

К Швомам советская власть подселила семью приезжего офицера. С началом войны тот предлагал эвакуироваться вместе. Отец Елены отказал.

"Мама обратилась к отцу (я никогда этого не забуду): "Герша, давай поедем с ним". А он: "И что, оставить дом, свой город?" Никто не знал, что здесь будут такие звери. А потом, когда началось гетто – куда бежать?" – рассказывает Елена Сегалл.

Через 2 месяца после прихода нацистов в Дубно Елена потеряла отца и дядей – их забрали ночью и расстреляли на еврейском кладбище. Евреев ограничивали в передвижении и заставляли идентифицировать себя метками на одежде. А в начале апреля 1942 года создали гетто.

Еврейская колонна
Еврейская колоннаshtetlroutes.eu

"Бабушкин дом был включен в стену гетто. Это была первая улица, которая отгораживала еврейский район. Из досок построили некрасивый забор, сверху была колючая проволока. Часть дома, выходившую на улицу, забили досками – окна и двери. Там были еще мои тетки и чужие люди. Но все же это было "у своих".

Через семь недель после основания гетто более половины его жителей уничтожили. Сегалл вспоминает: в мае нацисты в Дубно казнили около 5 тыс. евреев. Погибли ее бабушка и дедушка, тети, 5-летний двоюродный брат и другие родственники. Мама Елены работала, поэтому ее и дочку не тронули. Однажды по дороге на работу им удалось отстраниться от отряда. Мать отдала дочь чешскому крестьянину, другу семьи. Сегалл-Швом всю жизнь искала его потомков, помня лишь фамилию. В 1942-м ее приняли в той семье, как родную.

Уничтожение евреев
Уничтожение евреевwww.memory.gov.ua

Скоро хозяин, боясь за безопасность семьи, попросил девочку покинуть дом. Блуждая лесом, Елена нашла село, где у украинца жила ее тетя. Елену обнаружили, сморенную сном, прямо под воротами. Но через неделю обеим пришлось покинуть и это убежище.

У тети был фальшивый документ, у девочки – никаких удостоверений, еще и назвалась именем школьной подруги – Халинка. Когда от постоянных путешествий босиком начали пухнуть ноги, они не выдержали – пошли в гетто в Мизоче. Там их приютили и накормили.

И через неделю дом, где жили евреи, окружили СС и полицаи и начали обстрел, выгоняя людей. Девочка с тетей спрятались между домами, откуда был виден плац, куда оккупанты сгоняли евреев.

Холокост
Холокостocdn.eu

"Мы видели одного мужчину-еврея, который бежал и лил бензин. А через 3-4 часа мы начали гореть. Говорят, что это помогло многим людям сбежать. И это правда. Мы смогли выпрыгнуть через окно и побежали вниз, к реке Устье. Там, где не было огня, по нам стреляли. Мы вбежали в коридор бани у реки, а там уже было много людей, включая хозяина дома, где мы жили. Хозяин, который стоял передо мной, получил пулю в голову. Кровь брызнула на мою юбку", – вспоминает женщина ужасы, которые не дают ей покоя и по сей день.

Позже пожар в Мизочском гетто назовут "еврейским бунтом". В тот день на плацу перед сахарной фабрикой в Мизоче были уничтожены 1500-3000 человек.

Немцы собирают вещи расстрелянных
Немцы собирают вещи расстрелянныхwww.memory.gov.ua

Полицай навел дуло автомата на Елену и ее тетю, но услышал их польский язык и привел в местную управу. А немецкого офицера, который снял с них платки, сбили с толку волосы пленниц – блондинки. Внешность спасла. Через несколько дней, по дороге в Острог, Елена узнала в одном из дворов еще одну блондинку – свою маму.

Здолбуновский предприниматель Герман Граубе, узнав о ликвидации гетто в Ровно, где на его компанию – строительно-промышленную фирму – работали евреи, добился свободы и особого статуса для 150 здолбуновских, острожских и мизочских еврейских рабочих. Туда попали и Елена с матерью.

Холокост. Иллюстрация
Холокост. Иллюстрацияскріншот

"О нем есть книга под названием "The Moses of Rovno" ("Моисей Ровно"). Его секретарь также помогала нас спасать. Нас окружала атмосфера, в которой не позволяли преследовать", – рассказывает Елена Сегалл.

Герман Граубе был свидетелем массовых расстрелов евреев в Дубно, свидетельствовал на Нюрнбергском процессе.

В конце войны женщины оказались в Кельне, пережили бомбардировки. Елена стала библиотекарем, работала в Гарвардском университете, получила степень доктора филологии и преподавала русский язык в университете Дикинсона (Пенсильвания).

Дубно, современность
Дубно, современностьshtetlroutes.eu

В городе Дубно нацисты устраивали казни еврейского населения 6 раз. Из 13 тыс. дубенских евреев в конце войны живыми остались 300. На территории Ровенской области массовые казни евреев продолжались в течение 1941-42 гг. Количество погибших достигло 100 тыс.

"Когда въезжаю в Дубно – там земля теперь под тротуаром, нет дома – я будто вхожу на свой кусочек прежней жизни. Обычно, когда человек умирает, его хоронят, и есть то место, есть память. Этого у нас нет. В Дубно вывески из бронзы украли и отправили на расплав".

"Вода была красной от крови..."

Бас Галина Николаевна – жительница города Деражное. Будучи совсем юной, она стала свидетелем расстрелов еврейской общины города. 

Виктор Проничев был совсем ребенком, когда начались расстрелы еврейского населения в Киеве. Его мать Дина была одной из немногих, кому чудом удалось выжить в Бабьем Яру.

Василий Михайловский – один из немногих, кому в последний момент удалось спастись от расстрела. Это было в сентябре 1941-го. Бабий Яр. Но там навсегда остались родные для него люди.

Предыдущий материал
О гетто, выживании и "украинском Шиндлере": к Международному дню памяти жертв Холокоста
Следующий материал
"Цветок смерти", ПОМ-2, лазеры: как Россия использует запрещенное оружие на Донбассе – сюжет