"Когда погружаешься в стихию войны, задача – удержать рубеж": командир "черных запорожцев" рассказал, как в марте удалось удержать Киев

российская агрессия против Украины Shutterstock
Приветствуем! В программе "Тайны войны" на "5 канале" поговорим с теми, кто оборонял нашу столицу. Александр Вдовиченко, командир 72-й отдельной механизированной бригады имени Черных Запорожцев

Александр Вдовиченко, позывной Славян, 40 лет, родился в Житомирской области. В 2005 году окончил Харьковский институт танковых войск, после чего начал военную службу в 72-й отдельной, тогда еще гвардейской, механизированной бригаде в должности инженера ремонтной роты. В составе этой же бригады защищал страну в первые годы российско-украинской войны, с осени 2015-го уже как командир 1-го батальона. Через год именно этот батальон под командованием Александра зашел на позиции в окрестностях Авдеевки и больше года оборонял промку от постоянных атак врага. В 2017 году окончил Национальный университет обороны Украины им. Ивана Черняховского. С марта 2018-го по апрель 2019-го – начальник штаба, первый заместитель командира отдельного президентского полка им. Гетмана Богдана Хмельницкого. С апреля 2019-го по январь 2021-го – начальник штаба, первый заместитель командира 28-й отдельной механизированной бригады имени Рыцарей Зимнего Похода. С февраля 2021 года занял должность командира 101-й отдельной бригады охраны Генштаба. Осенью этого же года вернулся в родную 72-ю механизированную бригаду им. Черных Запорожцев на должность командира бригады.

– Слава Украине!

– Героям слава! Спасибо, что нашли время. Александр, в марте восемь лет назад вы тоже были в боевой готовности, в 2014 году, со своим подразделением – 72-й бригадой. В этом году вы март встретили в активных боевых действиях вокруг Киева. Оборона столицы была возложена, в том числе, на ваши плечи. Как вы встретили 24 февраля? Когда это для вас началось?

– Проснулся одновременно со свистом ракет, взрывами, которые раздавались в воздухе, и телефонным звонком: звонил по телефону командующий сухопутными войсками, генерал-полковник Александр Сырский: "Ты уже все слышишь?", я говорю: "Да", "...давай высылайся срочно на Киев", говорю: "Плюс".

Я собрал тот личный состав, который здесь, поставили задачу, часть сил еще была сосредоточена в некоторых районах, возможно, среди подразделения артиллерии, подразделения танкового батальона. Отдал приказ: выдвигаться своим ходом на Киев.

Второй батальон находился на марше, 24 числа они занимали свои позиции: пехота зашла накануне, а 24 числа выдвигалась боевая техника. На долю второго батальона выпали самые большие и решающие бои. Они заняли левый фланг обороны бригады.

– Левый фланг – это где?

– Левый фланг – это Козаровичи, вверх по течению реки Ирпень, н. п. Гута-Межигорская, Хутор-Шаблиевка, Мощун, Горенка, Гостомель и Ирпень до Романовки, там еще н. п. Романовка.

– Вы стояли на переднем крае, первыми встречали россиян. Как все это происходило? Мы в Киеве это слышали как ракеты. Как это видела украинская армия?

– В начале враг перебросил сюда десантные воинские части, за ними выдвигались стрелковые подразделения. Враг захватил аэродром "Гостомель", туда приступили к десантированию десантные подразделения российской федерации. И после этого наши защитники Гостомеля, Горенки отошли на эту сторону реки Ирпень и уже стали вдоль барьерного рубежа. Подразделение теробороны Ирпеня, добровольцы, самооборона Ирпеня взяла в руки оружие и врага встретила огнем и сопротивлением.

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

– Но ведь там удалось убить этих первых 200 десантников, которые десантировались?

– Да. Десантирование происходило постоянно. 25 числа враг уже пытался передвигаться по мосту в Гостомель. И подразделения Второго батальона, подразделения ОГУРа, подразделения Нацгвардии встретили врага. После этого мост был подорван. Но все равно одна его сторона осталась неразрушенной, по ней могли переезжать бронированная техника и легкобронированная техника.

Сюда враг пытался бросить десантные подразделения, десантные части. Они не ожидали такого сопротивления, за три дня они должны были взять под контроль столицу. Даже в их документах было написано: "Проведение учений на незнакомой местности с 24.02 по 27.02". В первом эшелоне их было не больше двух дивизий. После этого уже две воинские части воздушно-десантных войск российской федерации. И подразделения специального назначения.

– То есть это элита у них?

– Элита. На левом фланге – оборонно-бригадная, на правобережной Украине – это, грубо говоря, вдоль реки Ирпень, на правом берегу, если брать по ее течению – воевала вся элита российской федерации.

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

– В чем еще проявлялась эта элитность, на ваш взгляд? И проявлялась ли?

– Нельзя так говорить, что это были неподготовленные – это были действительно подготовленные подразделения, подготовленные части, это была действительно подготовленная армия, это были военнослужащие по контракту, у которых был боевой опыт, которые проходили службу в боевых точках. Единственное, что они не ожидали такого сопротивления: они думали, что они здесь пройдут парадным маршем. И сопротивление людей, которое они показали при обороне подступов к Киеву, стало на уровне их профессиональной обученности.

Да, не все так, действительно, в этих подразделениях было на уровне, но то же вооружение: оно у них было не как у обычных стрелков. Подразделения этих воздушно-десантных войск, подразделения 155-й бригады морской пехоты со временем подтянули сюда вооруженные АК-12 – простым военнослужащим такое оружие не выдается. У них еще не перешли все вооруженные силы на вид оружия. Их мобильность: она действительно показала, они где-то к обеду уже были в Гостомеле.

– Это вы говорите о той части. А ваши подразделения были еще здесь, на Черниговском направлении. Здесь такая же была ситуация?

– Нет. Здесь враг на несколько дней вышел позже. Враг встретил сопротивление защитников Чернигова под командованием командующего Оперативным командованием "Север" генерал-майора Николюка, воинских частей оперативного командования, танковой бригады, мотопехотной бригады, взявших на себя первый удар. Здесь, на правом фланге, мы стояли во втором эшелоне обороны.

– Это вы имеете в виду на Черниговском направлении?

– Да. На Черниговском направлении мы стояли во втором эшелоне обороны. Враг перед тем, как дойти до нас, уже понес потери, уже был разорван и обходил те воинские части, которые встретили его в Черниговской и Сумской областях, и рвался в Киев. А на Полесском направлении, можно сказать, враг не встретил сопротивления. И подразделения бригады и те формирования, которые были рядом с нами, – это была первая линия обороны, и враг, кстати, не рассчитывал, что там будет такое сопротивление, поэтому за три дня планировали все захватить.

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

– Когда началось полномасштабное вторжение 24 числа… Как ваши люди, как личный состав? Вот Вы говорите, что они были готовы сражаться, и враг был удивлен сопротивлением. Насколько люди быстро мобилизовались? Это была несколько другая война, чем там, на востоке.

– Люди, проходившие регулярную службу по контракту, не скажу, что все были готовы. Какой-то процент немного сломался где-то, дал немного заднюю, это естественно: не все рождаются воинами.

Но тот личный состав, который проходил службу в бригаде, занял свои позиции, создал систему огня, организовал взаимодействие – и в первые дни войны дал врагу достойный отпор. Начиная со стрелков, пехотинцев, завершая танковыми подразделениями. Артиллерия работала. В нашей победе первое – это, 100%, это люди, второе – артиллерия и авиация. Они в боях за Киев показали высшее мастерство. Тогда работали наши артиллеристы, армейская авиация, воздушные силы в боях за Киев – это действительно было шикарно. Подразделения артиллерии имели боевой опыт, подразделения армейской авиации, воздушные силы такие бои не вели в АТО. В ООС воздушные силы, армейская авиация не применялись для ударного действия, для нанесения ударов, но они были на уровне готовы.

Российско-украинская война
Российско-украинская война5 канал

– А как россияне себя вели? Чем больше они подходили к нашим силам...

– Сначала они вели себя свысока. Даже их наступление, колонна – они не ожидали такого сопротивления. Они думали, что та армада, сотни, тысячи бронированных машин, танков, которые у них, это уже победа. Но жизнь всему дает человек. Человек, ставший в траншею, здание и защищавший свою страну, свою землю, своих детей, был в разы сильнее той спецуры и элиты, которая перлась своим захватническим сапогом в сердце нашего государства – нашу столицу.

– То есть они привлекли все, что только можно. Авиация, артиллерия, пехота…

– Сначала их воздушные силы, армейская авиация летала без приказа. Они могли кружить над нашими подразделениями, позициями, но затем подразделения ПВО начали шаг за шагом свою работу. Это и стрелки-зенитчики, и ПЗРК "Игла", и ПЗРК "Стингер", которые накануне войны нам передали.

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

Воздушные силы начали наносить поражение, и враг с каждым разом, с каждым потерянным самолетом, потерянным вертолетом – они дальше начали наносить поражения по позициям, они не приближались вплотную к нашим позициям, к нашему переднему краю, что дало нам возможность сохранить людей. Больше месяца передо мной в одном подвале пробыл бывший начальник воздушной обороны Сухопутных войск генерал-майор Киселев, он был старшим мобильной группы, у него был мобильный огневой комплекс "Стингер", и со своими бойцами он сбил четыре вертолета.

– История с обороной Киева – это была наша первая победа, но победа через тяжелые страницы. Через города Буча, Ирпень, все эти зверства, которые совершали россияне. Военные говорили, что это пробудило страшную ненависть. Думали ли Вы об этом? Говорили ли люди ваши об этих рефлексиях и чувствах, которые вызвала эта история?

– Когда ты погружаешься в стихию войны, твоя задача – удержать рубеж, выжить, выбить, победить, применить артиллерию, то есть ты постоянно находишься в этой стихии. "200-й", "300-й", ты эвакуируешь... А потом у каждого приходит та точка, когда вот у нас враг отошел и мы давай разбираться по поводу потерь. Сколько без вести пропавших, где они? Сколько раненых? Погибших? Каждому человеку с этим тяжело. Это сколько горя и боли вообще, что оно давит каждого человека и приходит злость, злоба. Злоба на этих уродов, на это зло, пролезшее в твое государство, творящее бесчинство, мародерство, изнасилования и просто бесчеловечные вещи. То, что эта "вторая армия мира", как они себя называли, творила в населенных пунктах – почему? Один из вопросов: почему они это творили? Потому что элитные подразделения встретили такое сопротивление, которого они не ожидали здесь. И они, как обиженный ребенок: когда его оскорбляют – он вырастает и становится садистом. Вот так же здесь, они думают: "Надо было показать наше, свое величие".

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

– Вы чувствовали двойную ответственность за то, что вы защищали столицу?

– Накануне, в десятых числах, мы получили распоряжение, что мы перешли в непосредственное подчинение командующему Сухопутными войсками с целью оборонять Киев. Кто-то рассказывает, что заранее готовились... Мы готовились заранее. Не скажу, что мы были готовы, и где-то чуть-чуть не успели. По той информации, которая была, мы думали, что они раньше пройдут из левобережной Украины, а оказалось наоборот – что они быстрее с дула совершили марш и шли в правобережную Украину.

Когда мы получили боевое распоряжение, собрал заместителей командиров батальонов и говорю: "Нам с вами выпала честь защищать столицу Украины" Говорю: "Из тех задач, которые нам могли поступить, это самая ответственная и сильная задача, которая могла быть". Когда-то 72-я бригада называлась "Красноградско-Киевская". Участвовала в боях в 1943-м году, сначала в боях под Красноградом себя проявила, потом под Киевом, она называлась "Красноградско-Киевская", потом ее переименовали, она сейчас бригада имени Черных Запорожцев, но я говорю: "Вот когда-то наши деды воевали за Киев, и нам выпала такая же судьба" – это самая высокая ответственность, которая могла лечь на любого командира, любую воинскую часть. Понимали, что будем стоять до последнего, потому что за нами наша столица – Киев. То есть говорят: "Украина большая, отступать некуда: позади Киев".

– Вспоминая 2017 год и то, как ваше подразделение участвовало в боях за Алмаз в Авдеевке... Авдеевка – маленький городок на Донбассе, вы тоже стояли и не отступали никуда. Поэтому здесь, наверное, речь не только об ответственности за город, а еще об персональной ответственности ваших бойцов, которые уже были настроены на борьбу.

– Я говорил, говорю и буду говорить: "Я командовал и командую лучшими в мире людьми". Это 100%. Посмотрите на эти юные лица: командир 1-го батальона – 24 года: человеку подчиняются около 700 человек. Некоторые старшие его родителей и они ему верят, они его любят, они рядом с ним воюют, выживают, убивают и, к сожалению, умирают.

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

Слова всех моих молодых командиров батальонов, как сказал когда-то Калина – замкомбат: "Все равно нет другого варианта, командир. Или мы их здесь остановим, или они придут в наши семьи, наши дома". Киев – это тот был рубеж, где совершить какие-то маневры просто было нельзя. Главнокомандующий Вооруженными силами (уже несколько дней продолжались тяжелые бои) Валерий Залужный приехал к нам: "Что там, как обстановка?", говорю: "Нормально, ведем тяжелые бои, несем потери..", "Что думаешь?", говорю: "Наверное, будем отступать", он говорит: "Здесь отступать нельзя", говорит: "Если мы отступим – они будут в Киеве". Потом он еще мне начал задавать вопросы, на которые командующий обороной Киева генерал-полковник Александр Сырский уже при мне (отвечал – ред.). Он видит, что я уже "плыву", мы несколько суток не спали, начал рассказывать главнокомандующему что, куда. как. Главком говорит: "72-я не может пропустить врага в Киев" – 72-я не пропустила врага в Киев.

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

– На ваш взгляд, что стало ключевым, переломным для врага? Что они не пошли дальше, что вы их не пропустили. Вот что произошло, что они начали отступать?

– Три вещи: первое – это люди, сопротивление людей, которое они встретили под Киевом, было действительно категоричным, сверхчеловеческим. Желание победить и выстоять было столь сильным, что даже ощущалось. Да, были такие, которые и отходили с позиций, ну не все, но основная масса людей стали насмерть.

А второе – это природа. Когда река Ирпень уже разлилась, более 2 км. Враг нас оттеснил от н. п. Мощун, только внутри н. п. Мощун оставалось до взвода наших бойцов, бойцов ОГУРа, и мы их заступали на двое-трое суток, потом мы их меняли, и те там тоже стояли, стояли чисто в зданиях, а основные силы стояли в лесу. Делали вторую линию обороны. Потом начало подтаивать, вода разлилась и почва стала такой хрупкой – даже БМД уже начали увязать.

Враг хотел еще пойти в направлении Макарова, там его встретили воинские части и подразделения, группировка "Волынь" нанесла ему потери. Он там много по Житомирской трассе наступал. Там подразделения 169-го учебного центра, были тяжелые бои с ними. И враг понял, что туда он тоже не сможет, потому что им придется еще больше растягивать свою логистику. Они снова пошли на Мощун, в направлении Мощуна. В Ирпене я говорю: "Как Мощун, так и Ирпень – это отдельные эпизоды нечеловеческого героизма". Наши солдаты, даже добровольцы, подразделения территориальной обороны Ирпеня показали самый высокий героизм. Там, соответственно, были подразделения десантно-штурмовых войск и силы специальных операций, и ГУР, и "Альфы". Вся элита, в боях за Киев принимала участие вся элита.

– Наша.

– Наша. И такого единства я не видел, в начале 2014-го еще было так – безразлично, на каком ты языке общаешься, где работаешь, где служишь...

– Элита воевала против элиты. Вам не было обидно, когда, например, было очень много информации о пленных, о российских военных, которых брали в плен, убитых, и мне казалось иногда, что складывался какой-то образ Ваньки, который сюда приехал непонятно чего, и они такие все небоевые. Хотя реально это была боевая элита российской федерации, и вы сражались против мощного противника.

– Армия российской федерации действительно огромная. И количественно, и по масштабам, по вооружению. Но жизнь всему дает человек. Я всегда говорил, что говорит командир бригады своим бойцам, комбатам, заместителям: "Что мы идем делать?" – "Ну идем воевать, идем убивать за идею". У них, даже из той информации, общаясь с людьми, которые были во временной оккупации... они говорят: "Многие из них заходили, они все искали "бендеровцев", искали "бендеровцев", "Где бендеровцы? Где бендеровцы?", то есть у них настолько промыты мозги, что здесь НАТО, здесь "бендеровцы". Они думают, что воевали под Киевом с ними НАТО. И несмотря на то, что у них промыты мозги, они – захватчики, они – убийцы.

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

– Вы первыми заходили, когда освобождали города. Какие у вас были эмоции, когда вы видели весь этот ужас?

– Помним, заехали в Чернобыль. Возвращались из Чернобыля – за н. п. Дитятки у нас там пробило колесо, мы остановились, где-то пять-шесть машин гражданских проехало, нам оказывать помощь. Люди, у которых ничего нет, нам какие-то яблоки достали. Самое главное, они сначала говорили: "Почему вы нас бросили?", говорю: "Мы вас не бросили", они говорят: "Вы нас не бросайте больше. Мы не хотим, чтобы вы нас снова бросили", говорю: "Ну мы сделаем все от нас зависящее". Приятно: стоят дети с флагами: "Подпишите нам флаг, вы наши освободители". Вспоминаешь своих детей – что-то так "екает".

Зло это, орда и зло, по-другому не скажешь. Впервые заехал в Бородянку, когда основную массу тел убрали. Бородянку, Бучу... И ты знаешь, что враг уже вышел из Киевской области, подразделения бригады сначала в Черниговскую, а потом в Сумскую докладывали, что враг отходит – мы его догоняли. Смотришь на это все – просто уже не верилось, что это пригород Киева, это все ужасы, зло войны... Когда-то вспомнилось, как руководил батальоном на Авдеевской промзоне, и мы там больше года стояли. Сейчас вся страна становится Авдеевской промзоной.

– Чем вы за эту кампанию вторую гордитесь больше всего?

– Горжусь тем, что руководил 72-й бригадой, которая участвовала в тяжелых боях в обороне Киева и одержала первую победу в этой войне. Я написал в Facebook, что в битве за Киев мы победили. Впереди битва за Украину.

– У Вас есть книга "Записки комбата", скажите, можем ли мы ожидать "Записки комбрига" после нашей победы?

– Это был, наверное, сентябрь 2021 года, и командир 101-й бригады охраны Генштаба, ко мне зашел начальник штаба бригады, "Злодей" (сейчас он начштаба 72-й бригады), а я перед этим открыл тетрадь и думаю: "Надо начинать писать вторую часть книги. Однозначно написал, что она будет называться "Семь два". Думаю: "Какое же название придумать?" Хотел написать "Бои на Алмазе", думаю: "Да, "Семь два". Записки? Да нет, думаю, записки уже были". Звонит телефон, меня вызывает на связь главнокомандующий Вооруженными силами, предложил возглавить 72-ю бригаду. Я закрыл тетрадь, думаю: "Ну, в принципе, название же родилось само по себе".

российско-украинская война
российско-украинская война5 канал

– Спасибо за вашу службу и за то, что вы нашли время и посетили нас

– Спасибо вам и хочу добавить: мы все – истории, я уже стопроцентно. И эту историю не должны осквернить. Я командовал лучшими людьми в мире. Вот эти дети, которые уже в 24, 25, 26 лет руководят батальонами. Они знают о цене жизни, знают о цене победы. И единственное, что страшно – что война уносит жизни. Чтобы ты ни делал, ты все равно будешь ощущать эту вину. Хочется сделать все для того, чтобы они жили, но мы не боги, мы люди.

Вносите свой вклад в победу – поддерживайте ВСУ.

Главные новости дня без спама и рекламы! Друзья, подписывайтесь на "5 канал" в Telegram. Минута – и вы в курсе событий.

Предыдущий материал
"Когда погружаешься в стихию войны, задача – удержать рубеж": командир "черных запорожцев" рассказал, как в марте удалось удержать Киев
Следующий материал
Эрзац-Гитлер ХХІ века: как путин начал войну, ставшую "самой позорной в истории россии"