"Я впервые плакала, с тех пор как уже 8 лет работаю в реанимации" – украинская медсестра в Италии о пандемии COVID-19 Читайте українською

Госпиталь в Бергамо novynarnia.com
Важным является вопрос дисциплины: к сожалению, не все соблюдают советы оставаться дома, как это рекомендуют медики, говорит она

Из-за агрессивной эпидемии коронавируса Италия бъет мировой рекорд по уровню смертности – 9%. В субботу жертвами болезни стали 793 человека – всего с начала эпидемии. Власть на местах говорит, что точное количество инфицированных и умерших в настоящее время невозможно даже регистрировать. На сегодня выздоровело более 6 тысяч человек. На Апеннинах общее количество инфицированных – включая жертв и тех, кто выздоровел, – перевалило за 50 тысяч. Ученые до сих пор не находят объяснения, почему вирус так косит людей именно в итальянской Ломбардии, пишет "Радио Свобода".

Среди граждан Украины в Италии, по данным дипломатов, из-за вируса умерли 3 украинки. Есть люди на карантине. Среди них – 46-летняя уроженка Ужгорода Ярослава Вишневская – медсестра в реанимационном отделении больницы Humanitas Gavazzeni в Бергамо (Ломбардия). Женщина рассказала о своем опыте болезни и о критической ситуации в больницах города, который за считанные дни стал эпицентром эпидемии.

– Первые симптомы болезни я почувствовала 8 марта. Была сильная слабость в теле, на следующий день температура 38,3. Предупредила на работе, но сказали выходить. Уже в отделении (при входе и выходе нам меряют температуру) при регистрации было 38,7. Меня сразу отправили в отделение скорой помощи и прокапали.

– Взяли пробу на наличие коронавируса?

– Нам не делают анализ, это не обсуждается даже. В реанимации все переболеют, это очевидно, нас предупредили и мы осознаем. Пробу берут, когда есть подозрение.

– Возможную тяжелую простуду исключают априори?

– Может быть простуда, но мы уже три недели до этого работали с больными COVID-19. Конечно, принимали меры безопасности, надевали защитные скафандры, шапки, маски. Но заражения нереально избежать.

– Как вас лечили?

– Мне сбивали температуру и прокапали мощную дозу антибиотиков. День держали в больнице и вечером сказали идти домой лечиться, потому что тогда уже мест в больнице не было, больные лежали в коридорах. Тем более, если у меня не было тяжелых проблем с дыханием, желательно в таком состоянии лечиться дома.

Тестирование на коронавирус
Тестирование на коронавирусhttps://prm.ua

– Как проходит лечение дома на карантине?

– Каждые 6 часов пью парацетамол, и выписали антибиотик на 10 дней. Уже нет температуры, чувствую себя лучше. Первый раз вышла на улицу 19 марта, чтобы купить продукты и лекарства для мужа. Он уже неделю лежит с температурой 38,7, и не можем сбить. У него также вирус.

– А ему брали пробу?

– Нет. А это очевидно, если у меня был вирус, значит, и он заразился. Младший 19-летний сын также дома с низкой температурой. Если молодой, с более сильной иммунной системой, легче переносишь вирус, старшему человеку автоматически сложнее переносить болезнь. Мой 48-летний муж никогда не болел особо, а сейчас слег совсем.

– Как вы оцениваете уровень подготовки и защиты медперсонала в условиях эпидемии?

– Сначала никто особо не принимал во внимание советы китайских врачей. Мы видели на картинках, думали, что оно дойдет до нас, но полного осознания опасности не было. Никто не был готов к такой чрезвычайной ситуации. Мы не знали, как правильно обращаться с такими больными. Первые дни мы были без очков, масок и других защитных аксессуаров, потом сказали обязательно защищать глаза, лицо, голову и шею.

– И такой защитной одежды и оборудования хватало?

– Да, всего было достаточно. Вся эта одежда для врачей ранее использовалась только в операционной. Материалов хватало сначала. Но это не было рассчитано на большое количество пациентов, которые впоследствии стали поступать. Где-то в середине февраля к нам попал первый больной. Бум начался 3 марта. Той ночью я была на смене, когда вернулась домой, я впервые плакала, с тех пор как уже 8 лет работаю в реанимации. Такое было впечатление, что что-то страшное взорвалось. В первые дни слышали, что трое больных в больнице, на второй день их было уже 30, на третий день – 60. Мы уже хватались за головы, не знали, как справляться.

3 марта ужасная ночь была. Когда закончили смену, мы между собой (персонал) не могли говорить. Просто тупо смотрели друг на друга. Мы не успевали подключать людей к аппаратам, которых уже не хватало, не знали, что делать с людьми, которые задыхались на глазах. Можно с помощью "груши" временно вручную качать кислород, но потом надо пациента подключать к аппарату, а свободного нет. Впоследствии мы разделили инфицированных и неинфицированных пациентов. Медицинскую аппаратуру нельзя было переносить, поэтому мы перемещали больных с одного этажа на другой.

– Что говорят коллеги, какова сейчас ситуация в больнице?

– Ужасная. Количество больных увеличивается. Каждые 10-15 минут прибывают скорые с тяжело больными. Ранее в отделении скорой люди ждали обследования, а врачи выходят к нервозным людям и говорят: поймите, мы не имеем возможности принимать новых пациентов. Потом уже и не было свободных мест для подключения кислородных аппаратов. Клали в кровать пациенту баллон с кислородом, и старших людей оставляли в коридоре, уже сколько протянет… К сожалению.

– По вашим наблюдениям, среди тяжелых больных действительно подавляющее большинство людей – преклонного возраста?

– Да, процентов 70 – это люди преклонного возраста. У многих почечная недостаточность или другие патологии сердца или печени. Они физически не вытягивают, очень слабая иммунная система. Вот мой муж, 48 лет, и уже 7-й день нельзя сбить температуру, постоянно в контакте с врачом. В больницу не берут, пока не задыхаешься.

Коронавирус
Коронавирус5 канал / Час. Підсумки тижня

– Есть ли случаи, когда врачи выбирают, кого спасать, а кого уже нет?

– Они обязаны принимать всех, операторы скорой дома спрашивают, хочешь ли ехать в больницу. Если врач оценивает состояние пациента как тяжелое и это пожилой возраст, его тупо подключают к аппарату, но… сколько он протянет. На больницу за день по 30-40 мертвых. У нас в Бергамо 4 больницы. Особенно вчера (19 марта) – 475 мертвых в городе. Колонна военных машин вывозит хоронить тела в другие города, потому что у нас нет места на кладбищах и не успевают сжигать.

– Вы как специалист нашли для себя объяснение, почему именно в Италии такой рекордный уровень смертности от вируса и почему вообще он так быстро здесь распространился?

– Мое личное объяснение такое: Ломбардия – промышленно активный регион, здесь живут состоятельные люди, много путешествующие в отпусках и по работе, и поэтому так быстро этот вирус попал сюда и стремительно распространился. А сами люди, к сожалению, сначала не воспринимали это все всерьез, как вот сейчас и в Украине. Вижу в соцсетях, народ в Украине ходит на шашлыки, автобусы полные, людные базары.

– Еще одной из причин считают неготовность системы оперативно реагировать?

– Это тоже. Нас предупреждали в больнице, что должна прийти пандемия и не сможем справиться. За пару дней привыкаешь, должен ставить "стену" перед собой, чтобы держаться.

– А большой процент населения пожилого возраста в стране тоже как-то влияет на итальянский феномен? Хотя в Германии, которая после Италии в ЕС на втором месте по числу пожилых людей, умерших относительно немного.

– У Германии еще все впереди. Еще важен вопрос дисциплины. Когда сказали сидеть дома, а люди не слушают. Вирус переносится мгновенно также через руки. Я вчера была в магазине, да, запускали по очереди, но заходили покупатели и в масках, и без масок. Зашли три человека и один из них раскашлялся над овощами – меня током прошибло. Я раскричалась – и выгнали из магазина людей без масок.

– Сначала говорили, что маски должны носить только больные, здоровым она ни к чему, достаточно придерживаться безопасного расстояния. Теперь же говорят, что она нужна всем.

– Маска необходима для всех, обязательно. Ты не знаешь, где ты кашлянешь, или кто-то чихнет случайно возле тебя. Вирусные микробы тяжелые, они падают на землю, но могут упасть на одежду, на сумку. Из-за дефицита масок не следует паниковать. Делайте их сами из ткани, вырезайте дырки для ушей и носите, когда выходите. Это не защитит вас от коронавируса, но защитит от других бактерий, которые смогут осложнить проблемы со здоровьем в случае новой болезни. Людям, к сожалению, не объясняют, как правильно носить маску. Ее не следует трогать руками возле носа и рта, если нужно поправить, то браться возле ушей.

Простые хирургические маски следует пропаривать утюгом. Распространенная ошибка, когда маску поправляют грязными одноразовыми перчатками. Перчатки следует менять часто. Взял товары в магазине с перчатками, потом их снимаешь и чистыми руками берешь кошелек. Я деньги не беру руками у продавщицы, а она мне кладет сдачу в кошелек. Несколько дней я не буду трогать кошелек – те бактерии умрут. Все, что я купила, потом дома перетерла дезинфицирующим средством.

– В Италии теперь много акций в поддержку медперсонала, вас называют героями. Каково ваше мнение по этому поводу?

– Мы в непростой ситуации, медики делают очень много, немало коллег инфицированы и есть умершие. Я не чувствую героизма. В среду выхожу на работу и отчетливо понимаю, что снова лезу в пекло. Меня, однако, тянет на работу, я не могу бежать, как крыса с судна.

Предыдущий материал
"Я впервые плакала, с тех пор как уже 8 лет работаю в реанимации" – украинская медсестра в Италии о пандемии COVID-19
Следующий материал
Как выявляют COVID-19: разница в методах и эффективность экспресс-тестов – микробиолог
Loading...