Как выявляют COVID-19: разница в методах и эффективность экспресс-тестов – микробиолог Читайте українською

микробиолог Руслан Саламатин bykvu.com
Украинский ученый, работающий в Польше, Руслан Саламатин рассказал об эффективности тотального карантина и применении медицинских масок "для всех". А также о том, что происходит за закрытыми дверями вирусологической лаборатории

Об опыте работы с опасным вирусом Р. Саламатин рассказал в интервью изданию "Буквы".

– В борьбе с коронавирусом страны прибегают к различным тактикам. Где-то проводят массовые тестирования всех граждан с подозрением на заражение вирусом, где-то тестируют только пациентов с тяжелыми симптомами, а остальны отправляют на домашней карантин. Какая тактика лучше? Нужно проводить массовое лабораторное тестирование?

– Поскольку это новый вирус и новая эпидемия, трудно сказать, чья стратегия окажется успешной. Сейчас фактически происходят проверки различных стратегий в реальной жизни. Их результаты будут анализироваться позже.

Для проведения массовых лабораторных тестов есть ограничение – количество лабораторий и диагностов. Диагносты в Польше, например, обсуждали стоит ли позволить местным коммерческим лабораториям проводить тесты на коронавирус. Кроме аргументов относительно уровня безопасности лабораторий (этот вопрос скорее технический) были еще аргументы из сферы социальной психологии. Если окажется, что тест можно сделать в доступном месте, высока вероятность большого скопления в таких лабораториях людей и создания благоприятных условий для распространения вируса.

В новостях часто вспоминают экспресс-тесты на коронавирус, но в Польше диагностику на COVID-19 проводят с помощью длинных тестов в лаборатории. С чем это связано? Какие тесты лучше?

– Самые точные тесты, которые рекомендует выполнять Всемирная организация здравоохранения – это тесты, которые выявляют РНК вируса. Они лабораторные и используют метод полимеразной цепной реакции.

Экспресс-тесты же работают по другому принципу. Идентифицируют не один вирус, а наличие у человека антител к нему. Такой метод имеет определенные ограничения.

Чтобы тест показал наличие антител в крови человека, их должна быть определенная концентрация. Она не достигается сразу: организм должен производить антитела в течение нескольких дней. Но, поскольку вирус SARS-nCoV-19, который провоцирует заболевание, еще недостаточно изучен, сейчас мы не знаем, сколько именно дней нужно для выработки определяемого тестом количества антител. Также мы не знаем детальной динамики течения заболевания.

Что мы знаем точно – так это то, что экспресс-тест позволяет наверняка подтвердить наличие коронавируса в организме человека позже, чем молекулярный тест. Из-за этого достаточно высок риск ложных негативных результатов такого теста. Человек может уже быть носителем вируса, но в его организме будет недостаточно антител, чтобы экспресс-тест сработал. Надо сказать, что и молекулярный тест не дает 100% гарантии обнаружения вируса – но он значительно надежнее экспресс-теста.

Из той информации, которую мы получаем из СМИ, я понял, что в Украине сейчас делают ставку именно на экспресс-тесты. По моему мнению, на практике это может означать всплеск диагнозов коронавируса через определенное время.

микробиолог Руслан Саламатин
микробиолог Руслан Саламатинbykvu.com

– Почему может не сработать молекулярный тест?

– Всегда есть риск сбоя оборудования или некачественных реактивов. Чтобы проконтролировать это, в нашей лаборатории в каждую пробирку, которая подлежит анализу, добавляют еще контрольную РНК. И если после проведения теста в пробирке не обнаружено ни одной РНК – ни вируса, ни контрольной – мы понимаем, что произошел сбой в процессе анализа и его нужно повторить.

Но чаще всего причиной являются технические ошибки при заборе проб. У нас были случаи, когда в пробирку с мазком от пациента забывали добавить физиологический раствор, из-за чего материал высыхал и уже не подходил для анализа.

– Сколько времени требует лабораторный тест на коронавирус?

– Чтобы выполнить тест, нужно выполнить серию операций: открыть пробирку с пробой, взять жидкость на анализ, деактивировать вирус, выделить его РНК, подготовить отчеты о результатах анализа. После попадания пробы в лабораторию на это обычно уходит около четырех часов.

Поскольку все эти операции выполняются не в одной пробе, а на всей партии, которую доставили в лабораторию, на практике анализ длится дольше.

– Можете рассказать подробнее, как происходит молекулярный тест?

– Для выполнения этого теста берут мазок из носоглотки человека. Затем палочку с ватой, которой взяли мазок, упаковывают в пробирку с физраствором и передают в лабораторию. В отдельном защищенном помещении все присланные нам пробы открывают и отбирают из пробирок физиологический раствор, в котором были замочены пробы. После этого пробирки идут на обеззараживание и утилизацию. Отобранную на анализ жидкость сначала подвергают процессу инактивации вируса. Этот процесс убивает вирус, если он в этой пробе есть. И дальше можно исследовать его РНК.

Пробирки с деактивированным вирусом переносят в рабочее помещение с более низким уровнем безопасности, где происходит их анализ.

Для анализа проб с вирусом SARS-CoV-2 лаборатория должна иметь лицензию, которая подтверждает определенный уровень безопасности. Лаборатория в NIZP-PZH, где я работаю, имеет лицензию работы на уровне BSL-3 (уровень биобезопасности 3). Чтобы соответствовать требованиям этой лицензии, лаборатория должна иметь определенное оборудование, а ее сотрудники должны пройти специальный отбор и обучение.

– Что это за оборудование?

– Главное требование к таким лабораторий – то есть и к оборудованию, и к работникам – гарантировать, что инфекция не попадет за ее пределы. Это достигается сочетанием несколько методов. Вход в лабораторию происходит через промежуточный шлюз, чтобы создать дополнительный барьер между ней и остальными помещениями. В самом помещении лаборатории пониженное давление. Благодаря этому, когда туда заходят или выходят из нее, воздух из-за перепада давления всегда затягивается внутрь, а не выходит наружу. В переходном шлюзе давление меньше, чем снаружи, а в самой лаборатории – еще ниже, чем в шлюзе. В каждом из этих помещений есть датчики и ведется мониторинг, чтобы этот каскад давлений сохранялся.

Одновременно в такой лаборатории должно работать не менее трех человек: двое заходят в собственно рабочую зону, а третий ведет мониторинг работы в специальном отдельном помещении и, в случае необходимости, поставляет материалы. Время работы в самой лаборатории – не более трех часов. И, зайдя туда, до окончания смены выйти из нее работники не смогут.

Но бывают, например, ситуации, когда в рабочей зоне неожиданно заканчиваются реактивы и другие материалы. Тогда третий коллега может передать их в рабочую зону через специальный шлюз.

микробиолог Руслан Саламатин
микробиолог Руслан Саламатинbykvu.com

Учитывая технические требования, работать в такой лаборатории могут только специально отобранные эксперты, прошедшие соответствующие тренинги.

– Как отбирают экспертов?

– Во-первых, надо иметь необходимую квалификацию. Во-вторых, пройти медицинские обследования. Из-за пониженного давления в рабочем помещении лаборатории часть людей могут иметь головокружение, это сделает их работу невозможной. Кроме того, из-за работы специальных фильтров воздух в такой лаборатории слишком сухой. Поэтому надо не иметь проблем с органами дыхания. Также нужно пройти психологические тесты на стрессоустойчивость. И в завершение – пройти специальное обучение по технике безопасности, правилам использования защитного снаряжения и дезинфекции.

– Какое это снаряжение?

– Одежда может быть двух типов: либо одноразовые комбинезоны, либо специальные скафандры многоразового использования. Мы работаем в комбинезонах. К ним добавляется маска-респиратор, которая закрывает рот и нос. И еще в комплект входят специальные защитные очки. Руки защищаются двумя слоями перчаток: одна пара надевается под рукава комбинезона, потом надеваются специальные нарукавники, тогда поверх них – еще одна пара перчаток.

После использования вся эта защитная одежда покидает рабочее пространство лаборатории только после стерилизации в автоклаве. Верхние перчатки и нарукавники снимают в рабочей зоне лаборатории, остальные – в переходном шлюзе. Чтобы убедиться, что автоклав исправен, к каждой партии материалов, которые проходят обеззараживание, добавляют специальные индикаторы. Это химический элемент, который меняет цвет, если автоклав выдержал нужную температуру и давление в течение всего цикла обеззараживания, и пробирка с микроорганизмами, которые за это цикл обеззараживания должны быть обезврежены. После завершения цикла эти одноразовые вещи передаются на уничтожение.

Скафандры – одежда с еще более высоким уровнем безопасности. Работая в них, человек дышит воздухом, поставляемым из специальных интегрированных со скафандром баллонов. Для работы с этим вирусом они не нужны, достаточно защитных комбинезонов и респираторов.

Сейчас много дискутируют о том, как предотвратить распространение вируса: нужен ли массовый карантин, что такое социальная дистанция... Какие меры эффективны – когда на карантине все сразу или только лица, которые могут быть носителями вируса?

– Карантин в Польше сейчас касается только выявленных носителей и людей, которые были в непосредственном контакте с ними. Пока этого достаточно. Другое дело – социальная дистанция. Создание условий в обществе, при которых вирусу будет сложнее распространиться, благодаря соблюдению физического расстоянии от других людей в транспорте или в магазине, ограничение на время контактов. Эти меры будут иметь положительные последствия.

А если говорить о тотальном карантине. Какой уровень распространения инфекции в обществе является основанием для его введения?

– Это вопрос к эпидемиологам. Эксперты в этой области делают рекомендации на основании статистических данных и вычислений. Единственное, что я могу сказать: эти вещи сейчас, вероятно, тоже в процессе исследования, поскольку вирус – новый.

– Последний вопрос – о защитных средствах для обычных граждан. Какова эффективность простых аптечных масок в борьбе с распространением вируса?

– Сам вирус – мельче, чем даже отверстия в масках с уровнем защиты 3, которые рекомендованы для ношения в случае COVID-19. Но надо помнить, что вирус не “летает” самостоятельно. Он переносится, прикрепившись к капелькам влаги или частицам пыли в воздухе. А они уже крупнее отверстия в специализированных масках.

Если говорить о хирургических (аптечных) масках – они могут снизить риск распространения вируса от его носителя, поскольку ограничат распространение капель мокроты при чихании. Однако здоровому человеку избежание заражения они не гарантируют. Приняв все это во внимание, я считаю, что для предотвращения распространения инфекции хирургическая маска – это лучше, чем никакой. Но моя точка зрения – не единственная.

Предыдущий материал
Как выявляют COVID-19: разница в методах и эффективность экспресс-тестов – микробиолог
Следующий материал
Об уличных прогулках и социальной изоляции: Супрун рассказала, где наибольший риск заразиться COVID-19
Loading...