Гендиректор "Укргидроэнерго" Игорь Сирота: "Несмотря на все объективные трудности, мы уплатили в бюджет на 40% больше, чем было предусмотрено финансовым планом"

"Укргидроэнерго" 5.ua
Гостем студии "5 канала" стал генеральный директор крупнейшей гидрогенерирующей компании страны Игорь Сирота. Он рассказал о достижениях "Укргидроэнерго" в 2020 году, об итогах работы гидроэнергетиков на новом рынке электроэнергии, а также остановился на перспективных проектах компании

– Расскажите, как удавалось спланировать работу масштабного предприятия в условиях пандемии, какие меры для безопасности сотрудников были внедрены?

– И пандемия, а для нас, кроме этого, еще и самый маловодный год за последние 120 лет – это накладывало отпечатки на реализацию нами всех взятых на себя обязательств. Но несмотря на трудности, мы все обязательства выполнили.

Мы в бюджет уплатили на 40% больше, чем было предусмотрено финансовым планом. Что касается выработки – также на 25% увеличили по сравнению с тем, что было заложено в финансовом плане. Инвестиционная программа выполнена также на 100% согласно финансовому плану.

Пандемия и малоснежная зима внесли коррективы в работу компании. Мы должны были учитывать эпидемическую ситуацию и тот факт, что управляем объектами критической инфраструктуры. Мы должны были предусматривать изоляцию оперативного штаба охраны. Мы сделали вахтовый метод, чтобы 50% сотрудников работали удаленно, 50% – в офисе. В оперативной службе это не всегда удавалось. Три смены работников мы должны были отрегулировать и отделить от общественного транспорта – весь персонал мы доставляли на работу и с работы. На киевских ГЭС и в компании работает 800 человек, и мы должны были обеспечить доставку на рабочие места, обеспечить масками, скринингом, всеми противоэпидемическими средствами, чтобы сохранить людей и чтобы как можно меньше их переболело в пиковые времена. Нам это удалось.

– Пандемия пока не утихает, вирус мутирует. Вы уже отработали, как бороться дальше?

– Мы отработали алгоритм и по нему работаем.

– Пришлось ли сокращать персонал?

– В такой период времени сокращать персонал невозможно и не нужно. Мы старались увеличить социальные пакеты для сотрудников. Люди должны быть уверены, что о них заботятся, и руководство компании должно делать все, чтобы человек шел на работу и не думал ни о чем, а только о работе. Он должен быть защищен как социально, так и финансово. Тогда есть отдача в его работе.

– Каких основных показателей удалось достичь компании по результатам работы в 2020 году?

– Более 15 лет мы проводим реконструкцию, модернизацию наших объектов, построенных в ХХ в., мы пытаемся привести их в соответствующее техническое состояние. Более чем на 70% мы провели реконструкцию, модернизацию своих объектов, при этом добавляем и рабочую мощность, и увеличиваем срок эксплуатации оборудования до 40 лет, и выполняем требования по экологизации производства.

И самое главное – развитие новых мощностей, потому что на сегодня есть большой дефицит регулирующих мощностей в энергосистеме – примерно 2,5-3 тысячи МВт. Альтернативные источники энергии развиваются стремительно, и мы должны обеспечить регулирование нашей энергосистемы.

Мы взяли на себя обязательство ко Дню энергетика (22 декабря) произвести пуск четвертого гидроагрегата Днестровской ГАЭС. Это четвертый гидроагрегат с 2010 года. За 10 лет нам удалось ввести 1500 МВт новых рабочих маневровых мощностей – практически каждый год 150 МВт мы вводим за счет реконструкции, модернизации и строительства. Вчера начались первые пусковые операции, до 1 июля мы должны сдать этот агрегат в промышленную эксплуатацию.

"Укргидроэнерго"
"Укргидроэнерго"Компанія ПрАТ \"Укргідроенерго\"

– Проект запущен успешно?

– Конечно. У нас уже есть опыт.

85% – проектировщики, строители, машиностроители, турбина, генератор – все это украинский производитель. Это локальная часть, это рабочие места, это более 15 тыс. задействовано рабочих мест. Мы в этом году запланировали, начали проектировать 5-й, 6-й, 7-й агрегаты. До 1 июля планируем сдать 4-й в промышленную эксплуатацию, а осенью начать строительство 5-го, 6-го, 7-го агрегатов – таким образом, к 2028 году завершить строительство крупнейшей станции в Европе.

– По вашему мнению, что стоит изменить на рынке электроэнергии?

– Что касается внедрения новой модели рынка, мы изучаем опыт европейских стран. Эти внедрения не быстрые, это не происходит за полгода или год. В Польше внедряли новую модель рынка около 5 лет. Конечно, не все происходит так гладко и качественно, как хотелось бы.

На этой модели рынка мы должны быстро научиться реагировать. К сожалению, мы не быстро реагировали, поэтому за этот год были несбалансированные в финансовом плане и накопили долги за счет неуплаты альтернативным источникам энергетики, за счет неуплаты "Энергоатому", "Укргидроэнерго". Задолженность компании за этот год – 1,5 млрд грн. Есть надежда, что регулятор и все игроки рынка быстрее будут реагировать на эту ситуацию, будут учитывать недостатки этого рынка, потому что мы находимся в одной лодке. Если рынок будет тонуть, то мы утонем все.

И мы должны на следующий год сбалансироваться финансово, сбалансировать генерации, потому что 50% своей электроэнергии по 1 коп. за кВт отдает "Турбоатом", мы отдаем 30% электроэнергии – это т. наз. ВСО. Такая нагрузка на государственные компании будет приводить к убыточности компании. Есть два варианта: либо мы будем работать на грани убытков, либо будем развиваться и развивать новые источники энергетики.

Стратегия до 2035 года много чего предусматривает, но при сегодняшней модели рынка, если мы не будем корректировать ее, мы не сможем этого достичь.

– Как будет работать рынок в 2021-м?

– Надеюсь, что он будет работать более качественно. Есть меры, которые учитывает и регулятор, и министерство, и Кабинет Министров, и игроки рынка. Думаю, что мы выйдем на финансовую сбалансированность нашего рынка.

– Повлиял ли кризис на инвестиционные проекты "Укргидроэнерго"?

– У нас есть инвестиционные проекты по реконструкции и модернизации, которые мы выполняем за счет инвестиций и кредита от ЕБРР и Европейского инвестиционного банка. Условия кредитования – до 1% годовых на 20 лет, то есть со льготными выплатами тела кредита.

Днестровскую гидроаккумулирующую станцию мы строим за собственные средства, и поэтому на все перспективные проекты на последующие годы – и Каневской гидроаккумулирующей станции, и 5-го, 6-го, 7-го гидроагрегата Днестровской ГАЭС и Каховской ГЭС-2 – будем пытаться найти внутренние резервы, привлечь кредитование наших банков. Это даст возможность локализовать эти проекты и будет двигать украинскую экономику. Потому что к таким проектам будет привлечено более 15-20 тыс. человек и наши заводы-производители.

Думаю, если мы найдем модель, которая даст возможность оставлять 85% локальной части в Украине, – это будет очень хорошая модель. С правительством и министерством мы будем пытаться найти такую модель.

Игорь Сирота
Игорь СиротаКомпанія ПрАТ \"Укргідроенерго\"

– Как государство поддерживает предприятие?

– Государство предоставляет государственную гарантию (предприятие получает инвестиции под гарантии государства. – Ред.). За государственную гарантию мы платим в бюджет 1-1,5%. То есть мы из бюджета не финансируемся, а финансируемся исключительно за товар, который продаем, за услуги, которые оказываем на рынке.

Поэтому у нас есть еще один проект, в который будет инвестировать Всемирный банк и Инвестиционный банк – это развитие альтернативной солнечной энергетики и аккумулирующих батарей. Около 65 МВт – это солнечная электроэнергия, а 212 МВт– это аккумулирующие батареи. Этим мы будем оказывать более качественную услугу энергосистеме. Солнечная – на собственные нужды и, конечно, это без "зеленого" тарифа.

"Укргидроэнерго"
"Укргидроэнерго"Компанія ПрАТ \"Укргідроенерго\"

– В чем необходимость строительства именно аккумулирующих гидроэлектростанций для энергетической системы Украины?

– При поддержке USАІD мы разработали ТЭО и уже провели переговоры со Всемирным банком: практически 85% этого проекта они будут финансировать. У нас имеется вокруг своих водохранилищ собственная контролируемая запретная зона, и мы хотим на этих землях построить солнечные батареи и на каждой станции – аккумулирующие батареи. Мы видели такие комплексы в Европе: гидроаккумулирующая станция, солнечная станция и аккумулирующие батареи.

Мы хотим увидеть, как эта модель работает экономически, эффективно оказывая услуги в энергосистему. Об аккумулирующих батареях очень много говорилось, но на сегодня пока никто не взялся за реализацию этого проекта. Нас порой обвиняли, что есть новые источники регулирующих мощностей, то есть альтернативные источники – аккумулирующие батареи. Мы хотим сами построить и показать, что мы выступаем за инновации.

В мире, в Европе 90% регулирующих мощностей – это гидроаккумулирующие станции, гидроэнергетика – а затем все остальные. Мы хотим такую модель у себя отработать. Планируем, что до конца 2022 года мы завершим этот проект и запустим. Планируем примерно в мае следующего года иметь инициацию и привлечение кредитов, а для строительства такого количества аккумулирующих солнечных батарей не надо много времени. До конца 2022 года мы этот проект реализуем.

– Энергия из альтернативных источников будет идти на нужды компании или планируется также продавать ее?

– Солнечную мы будем брать на собственные нужды, а избыток – продавать в сеть. Что касается аккумулирующих батарей, роль нашей компании – поддерживать частоту тока в системе постоянно 50 Гц – это и есть наша основная задача. Если он выходит из строя, например атомный блок на 1000 МВт, чтобы его быстро заменить, нам нужно около 7 минут. Чтобы запустить 3 агрегата и дать в сеть 1000 МВт. Это т. наз. регулирующий балансирующий аварийный резерв, который должен быть в энергосистеме. А тепловой генерации требуется 4 часа и более 10 блоков.

Мы выходим на другой технический уровень. Мы хотим аккумулирующие батареи, которые будут этот промежуток – он очень быстрый, работает практически секунды – чтобы заполнить эти 7 минут, мы поставим аккумулирующие батареи. Практически мы будем оказывать услугу с нуля. Сначала этих 7 минут будут аккумулирующие батареи, а затем – гидроагрегаты. Это будет более качественная услуга энергосистеме.

2500-3000 МВт – это дефицит регулирующих мощностей. Мы регулируем за счет тепловой генерации. Теплогенерация должна быть в балансе, но она не столь эффективна в регулировании, как гидроаккумулирующая станция. Поэтому нам нужно дефицит, который образовался и будет увеличиваться (потому что альтернативные источники все равно развиваются), чем-то восполнять. Поэтому нужно строить регулирующие мощности.

1000 МВт – когда построим 3 агрегата на Днестре, 1000 МВт Каневский проект предусматривает, Каховка – 250 МВт. Мы могли бы закрыть этот дефицит, но для реализации всех проектов нам нужно примерно 85-90 млрд грн и 6 лет. То есть 2026-28 годы, чтобы реализовать все эти проекты и завершить реконструкцию, модернизацию еще 15 агрегатов, которая тоже планируется.

Когда мы завершим строительство Днестровской ГАЭС – будет 2270 МВт. Она будет ежегодно экономить 1 млн тонн угля и примерно 300 млн кубометров газа. И это из года в год. Но если мы будем реализовывать эти проекты, речь идет не об удешевлении тарифов, а об их стабилизации.

"Укргидроэнерго"
"Укргидроэнерго"Компанія ПрАТ \"Укргідроенерго\"

– Какие гидроэлектростанции "Укргидроэнерго" еще собирается построить? Какие планы по строительству новых объектов гидроэнергетики, в частности Каховской ГЭС-2?

– Относительно строительства Каховской ГЭС-2, разработали ТЭО, получили положительные результаты, знаем стоимость проекта. Мы ищем инвестора для реализации.

Для чего нужна Каховская ГЭС-2? Перед Каховской ГЭС-2 есть Днепрогэс, которая по мощности имеет почти 1600 МВт. И здесь 600 МВт. Разница большая. Гидроаккумулирующие и гидроэлектростанции должны работать в режиме пиковой нагрузки, когда есть самое большое потребление электроэнергии – в утренний максимум и вечерний.

Каховская ГЭС не могла работать только в пиковом режиме, она 60-70% работала в базовом. Потому что пропускная способность там, где есть Днепрогэс-1 и Днепрогэс-2, намного больше, чем на Каховке. И если работает Днепрогэс-1 и Днепрогэс-2, водохранилище наполняется – и Каховская станция не смогла пропускать только в пиковые режимы, она должна была работать практически 70% в базовом. Это большая нагрузка на оборудование, и она не выполняет такой функции, которую должна была бы выполнить, то есть срезать пиковые нагрузки. И поэтому нужно достроить ГЭС-2, сделать ее пропускную способность больше, чтобы она работала только в пиковые нагрузки. Это есть в нашей стратегии развития, до 2028 года можно завершить реализацию этих проектов.

– Компания проводит модернизацию и реконструкцию оборудования ГЭС и ГАЭС. Что удалось сделать в течение 2020 года? Сколько агрегатов было реконструировано и на каких станциях?

– Первый кредит, который мы взяли у Всемирного банка, – мы с ними завершили часть реконструкции и модернизации, а в 2011-12 годах мы подписали два кредита с ЕБРР и Европейским инвестиционным банком на реализацию проекта по реконструкции и модернизации 21-го агрегата.

Мы дали задание проектному институту, начинаем разрабатывать третий этап реконструкции и модернизации. Делаем техническое обследование 15-18 агрегатов. И планируем к 2028 году завершить эту работу, и практически мы закончим этап реконструкции и модернизации.

Есть еще два проекта, которые мы должны реализовать: капитальный ремонт мостового перехода в Запорожье через Днепрогэс. Когда был президент Украины год назад на Днепрогэс, мы провели ремонт за 3 месяца и взяли на себя обязательство 2,5 года держать его в таком состоянии, чтобы жители Запорожья могли пользоваться этим мостовым переходом. За этот период мы должны построить новый мостовой переход, чтобы мы могли закрыть на 2,5 года старый и сделать его полный капремонт.

Плотину дважды взрывали – в 1941 и 1945 году. Там плиты 1932 года. Мы взяли на себя обязательство поддерживать надлежащее состояние сооружения, но только на 2,5 года. Мы рассматриваем возможность продления эксплуатации плотин возрастом более 100 лет. У нас еще есть 15 лет по Днепрогэс, но мы разрабатываем техническое задание для проекта, чтобы знать, на сколько лет можно продлить срок ее эксплуатации.

В "Энергоатоме" есть программа по продлению срока эксплуатации атомных блоков. Нам надо разработать такую же программу для себя, разработать техническое задание.

У нас есть контакт со Всемирной организацией больших плотин. У нее есть анализ всех ГЭС мира, и мы с ними консультируемся по мерам, которые должны быть предприняты на Днепрогэс в течение 15 лет, чтобы можно было увеличить срок ее эксплуатации.

– Что пожелаете украинцам в Новом году?

– Все обязательства, которые мы взяли, мы выполнили – финансовые, экономические, социальные и перед своими работниками. Мы сохранили здоровье своих людей во время пандемии. Хотел бы сегодня поблагодарить и коллег, и партнеров, и друзей за плодотворную и самоотверженную работу. Хотел бы пожелать всем мира, добра, здоровья и согласия им и их семьям.

Предыдущий материал
Три даты Нового года: что они значили для наших предков и каким бы был 2021-й по "старым" стилям
Следующий материал
"Быть гражданином СССР – значит быть рабом": кого Василий Стус ставил украинцам в пример