Ангелы в белых халатах: истории медиков, которые в 2020-м героически спасали нас во время пандемии COVID-19

Медик во время пандемии коронавируса 5 канал / Час. Підсумки тижня
В начале пандемии врачи вышли против коронавируса практически с голыми руками

За год у нас почти не было выпусков "Итогов недели" без упоминания о медиках. В основном мы говорили об их проблемах, о том, что им не хватает денег, медицинской амуниции, банально времени, чтобы отдохнуть, потому что у нас нехватка медицинских кадров в стране. Мы называли их ангелами в белых халатах. От всей команды "Итоги недели" – мы благодарим каждого из вас за вашу работу. И хочется поблагодарить не только врачей, но и весь медицинский персонал – от медсестры до уборщицы. Вы великие герои. И мы надеемся, что рано или поздно вашу работу государство оценит по-настоящему. Давайте в это верить. Весь прошлый год вы действительно рисковали своей жизнью.

В разгар эпидемии журналист "5 канала" Сергей Барбу весной прошлого года уехал в Тернопольскую область в Монастыриск, его тогда еще называли украинским Уханем. Это была рискованная командировка. Там тогда болели все. И врачи спасали людей без масок, без перчаток, и никто не уволился. несмотря на такие ужасные условия и опасность. Мы до сих пор вспоминаем те кадры и понимаем, что в таких условиях работали почти все. Вспомним еще раз бесстрашных медиков. Возможно, среди них есть те, кто спас именно вашу жизнь.

За восемь лет работы, столько фельдшер скорой Николай Козорез работает фельдшером, так много выездов еще не было. Коронавируса уже не боится. Потому что к опасности заразиться просто привык.

Медик говорит: "Каждый из нас по-своему переживает. Но шансов заболеть где-то на улице у нас значительно больше, чем на работе".

С работой справятся, убеждают медики, сколько бы ее ни было. Лишь бы сами пациенты не подвергали бригады "скорых" опасности.

Фельдшер скорой Николай Козорез
Фельдшер скорой Николай Козорез5 канал / Час. Підсумки тижня

Начальник оперативно-диспетчерского управления Ирина Попович рассказывает: "Дали обычные вызовы: нарушения сердечного ритма. А по факту выяснилось, что там у него одышка, потому что у него пневмония. Соответственно, у нас бригада уже в опасности на самоизоляции".

Больные с подозрением на коронавирус на приеме – для него уже обыденность. В амбулатории с восьми утра. Рабочий день Василия Примы ненормированный. Коронавирусных доплат семейный врач, как и его коллеги, не получает.

Пациентов на осмотр ежедневно до полусотни. Устал, признает врач, но скорее морально.

Василий Прима говорит: "У каждого свой характер, свой норов. Каждому не угодишь. Если зовут домой, то я говорю – принял человек 40, если у вас того коронавируса нет, то я могу вам его отдать".

Врач Василий Прима
Врач Василий Прима5 канал / Час. Підсумки тижня

Впрочем, иногда таки приходится ездить и на вызовы домой.  Несмотря на загруженность, у медика еще и горы бумажной работы. И порой на нее уходит не один час.

Светлана Гук, заведующая инфекционным отделением Киевской больницы №17, говорит: "Я уже просила, можно ли на период эпидемии уменьшить эту бумажную работу. Потому что страшное. Историю болезни надо вести бумажный вариант и электронный. То есть очень много рутинной и не врачебной практики".

Кипы бумаг, 12-часовой рабочий день и все больше тяжелых пациентов. Сама Светлана Гук уже дважды переболела коронавирусом.

Медик говорит: "У меня нет страховки от ковида. Что касается компенсаций, то я болела в довольно легкой форме дома. И просто получила выплаты по больничному листку. А вот в целом пациенты стали тяжелее, чем были в августе, например. Если в начале у нас была треть кислородозависимых, то теперь они все кислородозависимые".

"Это палата интенсивной терапии. Вот кислород, подведенный через "Моршинскую". Здесь пациенты, поэтому снимаю осторожно. Разводка кислорода – это 4 точки, которые здесь есть. Вот она заходит в палату и все. Подведена, но не присоединена", – она – едва ли не единственная врач в Украине, которая открыто воюет с кабинетными чиновниками. Ольга Кобевко весь прошлый год не боялась рассказывать о проблемах в Черновицкой областной больнице. Самым резонансным стало ее видео о нехватке кислорода для пациентов.

Врач-инфекционист Ольга Кобевко говорит: "У нас люди были, которые дышали одним концентратором на двоих. Они менялись каждые полчаса. Это ужасные вещи, которые мы наблюдаем полгода. И мы не имеем никакого влияния, и руководство нас не слышит, а люди задыхаются".

Врач Ольга Кобевко
Врач Ольга Кобевко5 канал / Час. Підсумки тижня

Областные чиновники спохватились, и дополнительный кислород в больницу таки привезли. Но и насолить врачу не забыли. Пожаловались на нее в СБУ и полицию. Поэтому в прошлом году после рабочих смен Ольга Кобевко ходила еще и на допросы.

Врач-инфекционист говорит: "Поняли, что нас могут прессовать, нас могут угнетать, нам могут вредить в работе. Поэтому никто теперь не хочет говорить вслух".

"Это кислородный концентратор. Он постоянно работает. Я ночью спать без него не могу. Всю ночь работает. Альвеола не сокращалась, образовалась соединительная ткань, не восстанавливается и все", – говорить вслух о своей проблеме она вынуждена. Галина Радловская медсестра Монастыриской районки в Тернопольской области. Первой среди медиков этой больницы слегла с коронавирусом в прошлом году в марте. Болела тяжело – следствие инвалидность.

Медсестра Галина Радловська
Медсестра Галина Радловська5 канал / Час. Підсумки тижня

Медицинская сестра Монастыриской районной больницы Галина Радловская говорит: "Еще помню, как меня привезли в реанимацию. Потом я начала задыхаться. Так я уже ничего не помню. Меня подключили под ИВЛ. – А сколько это продолжалось? – 5 дней. Я уже помню, как мне аппарат поправляли. Оно тут нагрызло, что аж раны были".

Аренда концентратора и медикаменты – десятки тысяч гривен.

Кислородный концентратор
Кислородный концентратор5 канал / Час. Підсумки тижня

Все оплачивала семья. Ни копейки от государства не получила. Хотя закон гарантирует, если после коронавирусной болезни медик имеет инвалидность, государство должно выплатить ему компенсацию. Речь идет о более 600 тысячах гривен. Но доказать, что заразилась на работе и получить деньги, медсестра не может и до сих пор.

Галина говорит: "Мы должны были быть готовы к этому. А мы вообще не готовы. И кто-то должен за это ответить. И поэтому они хотят доказать, что мы заразились как бы где-то, а не на работе".

И таких случаев десятки. Тяжелая, запутанная и бюрократическая процедура оставляет врачей и их семьи без компенсации. История медика из Тернопольской области осенью поразила всю страну.

Врач из Почаева Тернопольской области Иван Венжинович. Его лицо было на сотнях билбордов по всей стране.

Иван Венжинович
Иван Венжинович5 канал

Наталья Венжинович, сестра Ивана Венжиновича, говорит: "Он вел больных и ни один ковидный больной не умер. И это я знаю из его уст".

Осенью врача не стало.

Валерий Бондарчук, заведующий терапевтическим отделением Почаевской райбольницы, на вопрос, были ли признаки коронавируса у Венжиновича, говорит: "Мы расценивали, что это коронавирус. У него была двусторонняя пневмония".

А вот специальная комиссия, которая и решает, выплачивать ли семьям умерших врачей полтора миллиона гривен компенсации, думает иначе. Ведь ПЦР-тест Ивана Венжиновича был отрицательным.

Сестра умершего – Наталья Венжинович – говорит: "Просто мольбой к тем, от кого это зависит: не будьте равнодушными, не давайте просто сухие комментарии и полуфальшивые соболезнования. Просто помогите".

Чиновники не услышали. Никаких компенсаций семья не получила.

Богдан Кучер, директор Почаевской районной больницы, говорит: "Посмертный диагноз – тромбоэмболия легочной артерии. Это может быть причиной смерти каждого из нас. Мы можем пройти, посинеть и упасть". 

В прошлом году Украина начала воевать еще на одном фронте. В начале пандемии врачи вышли против коронавируса практически с голыми руками. С нуля учились, как побороть на тот момент неизвестную болезнь. Если государство не начнет ценить воинов в белых халатах, то цена поражения будет слишком дорогой – тысячи человеческих жизней.

Сергей Барбу, Сергей Клименко, "Итоги года"

Предыдущий материал
Что не так в интервью Хомчака: разведчики рассказали, как на самом деле погибли Журавль и Красногрудь
Следующий материал
Выборы, протесты и пандемия: чем жила мировая политика в 2020 году