Вице-президент ГП "Энергоатом": "Окончательное решение принято. Мы будем строить 3-й и 4-й энергоблоки ХАЭС"

Герман Галущенко 5 канал
В прямом эфире "Час: Online" с Марией Скибинской вице-президент ГП "НАЭК "Энергоатом" Герман Галущенко рассказал о путях выхода компании из финансового кризиса, в котором она оказалась в результате неуплаты средств за производимую ею электроэнергию, о перспективах экспорта украинской электроэнергии в страны ЕС, достройке стратегических объектов – 3-го и 4-го энергоблоков Хмельницкой АЭС и Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива, а также о новых амбициозных инновационных проектах компании

– Герман Валерьевич, в последнее время мы часто слышим о том, что долги энергорынка перед "Энергоатомом" достигли невероятного уровня. О какой сумме идет речь, в чем причина такой задолженности и кто ваши должники? Выстоит ли компания?

– Компания выстоит, несмотря на те сложности, которые в определенной степени являются объективными, если учитывать падение потребления электроэнергии, но в первую очередь вызваны долгами, образовавшимися на рынке.

Чтобы понять суть проблемы, надо вспомнить прошлый год, когда вступил в силу новый закон и с 1 июля начал работу новый рынок электрической энергии. Объясню механизм возникновения этих долгов. В условиях нового рынка "Энергоатом" начал работу, зайдя туда с задолженностью предыдущего периода перед ним на уровне 11 млрд 700 млн грн. Любой компании, которая оказывается в новых условиях с новыми правилами игры, с таким огромным долгом приходится трудно.

Кроме того, накануне введения нового рынка электрической энергии Кабинет Министров принял правила ВСО (возложение на госпредприятие специальных обязательств для обеспечения населения доступной электроэнергией – ред.), по которым "Энергоатом" был ограничен в возможности свободно продавать свою товарную продукцию. Это сыграло в большой минус. И хотя впоследствии механизм ВСО менялся, долги только накапливались – не только перед "Энергоатомом", а внутри самого рынка. В этом основная проблема: сегодня большое количество государственных предприятий испытывают дискриминацию на рынке, следствием которой является накопление долгов перед ними.

11,7 млрд грн – это долг предыдущего периода, то, что задолжало "Энергоатому" госпредприятие "Энергорынок". Но в условиях функционирования нового рынка накоплено еще 8,5 млрд грн долга перед компанией. Эти средства нам должно госпредприятие "Гарантированный покупатель". Плюс долг "Росукрэнерго" перед "Энергоатомом" – это около 4 млрд грн. Совокупно получаем задолженность перед НАЭК "Энергоатом", превышающую 24 млрд грн. Это создает новые вызовы для нас и сложности для функционирования предприятия. Например, на сегодня долг "Энергоатома" перед подрядчиками, выполняющими важные для нас работы – в рамках продления сроков эксплуатации энергоблоков АЭС и строительства стратегических объектов, – составляет около 10 млрд грн.

– То есть из-за задолженности перед компанией она также накапливает долги?

– Безусловно, но мы ищем пути решения проблемы, и определенные шаги уже сделаны. Мы рассчитываем, что они будут иметь эффект. Быстро вопрос такой задолженности не решается, этот процесс занимает больше времени, чем нам бы хотелось.

– Оправдал ли себя механизм ВСО? Как он работает и работает ли вообще?

– Механизм ВСО работает. Это социальная миссия "Энергоатома" – компания отдает определенный объем производимой продукции для обеспечения населения доступной электроэнергией. Однако важно, какой именно объем производимой атомными электростанциями продукции мы отдаем.

Когда в рамках ВСО мы должны были отдавать 85-90% своей продукции, это лишало компанию возможности выйти на рынок и начать торговать электроэнергией. Поэтому мы работали над тем, чтобы изменить механизм ВСО. Сегодня уже имеем измененную, переходную модель: 50% произведенной электроэнергии отдаем для населения по цене 1 копейка за киловатт-час, а остальное можем продавать на рынке. Теперь ждем, какой будет модель ВСО, которая начнет работать со следующего года. Важно понимать, что именно такая модель дает возможность держать цену на электроэнергию для населения на низком уровне.

В этом и заключается социальная миссия компании – обеспечивать население доступной энергией, не накапливая долгов. Потому что если вы часть своей продукции отдаете по копейке за киловатт-час, то по крайней мере за остальное с вами должны рассчитываться. Это и является основной причиной непростого финансового положения, в котором оказалась компания, – мы не можем и отдавать нашу продукцию по копейке для населения, и функционировать, когда рынок продолжает генерировать долги перед нами за поставленную электроэнергию.

– Вы считаете, что эта ситуация может привести к повышению цены на электроэнергию для населения?

– Ситуация действительно непростая, но из любой ситуации всегда есть выход. Это не значит, что надо повышать цену для населения. Да и регулировать ценообразование – это не наша функция. Но "Энергоатом", вырабатывая более 50% электроэнергии, потребляемой страной, выступает ключевым игроком на рынке. Мы – государственная компания, и мы, в частности, должны гарантировать такое функционирование отечественного рынка электрической энергии, чтобы он обеспечивал интересы как промышленных производителей, так и потребителей.

– Какие пути выхода из финансового кризиса вы видите?

– Во-первых, Верховная Рада приняла закон о погашении долгов старого рынка (Закон Украины "О мерах, направленных на погашение задолженности, которая образовалась на оптовом рынке электроэнергии", подписанный президентом Украины 14 июля – ред.). Мы рассчитываем на его выполнение. В нем говорится о выпуске облигаций, которые должны быть внесены в уставный фонд компании, а для этого нужны соответствующие изменения в Госбюджет.

– То есть ожидается еще бюрократическая волокита?

– Да, это не очень быстрый процесс, но мы продвигаемся. Закон подписан, открытым остается вопрос его выполнения. Кроме того, в сентябре президент Украины подписал указ, которым поручил Кабмину решить вопрос погашения долгов энергорынка, в частности перед "Энергоатомом" (Указ президента № 406 от 22 сентября 2020 года "О неотложных мерах по стабилизации ситуации в энергетической сфере и дальнейшем развитии ядерной энергетики", который обязывает правительство принять "исчерпывающие меры, направленные на погашение образовавшейся задолженности перед производителями электрической энергии" – ред.). Во исполнение этого указа премьер-министр уже отдал большое количество поручений, состоялись совещания, работа идет. Надеемся, в ближайшее время эти вопросы – критические как для нас, так и для функционирования рынка – будут решены.

– Вы утверждаете, что "Энергоатом" производит более 50% электроэнергии, которую потребляют в стране. Но мы помним достаточно громкий скандал, когда Украина попыталась импортировать электроэнергию из России. Действительно ли наше государство нуждается в импорте электроэнергии?

– Экспорт и импорт взаимосвязаны. Если вы экспортируете какую-то продукцию, то должны предоставить возможность также импортировать ее. Но мы спокойно можем обеспечить Украину электроэнергией благодаря собственным мощностям. В этом вопросе мы не зависим ни от кого.

– Ряд стран Европы начинает строить атомные станции и расширять долю атомной генерации. То есть, несмотря на разговоры о необходимости увеличивать долю "зеленой" энергии, видим развитие атомной энергетики. Даже бедная страна Бангладеш принялась строить вторую АЭС. Почему атомная отрасль начала так бурно развиваться?

– Польша тоже планирует строить атомную электростанцию с участием американской компании Westinghouse, это огромный проект. Атомная энергетика, фактически, переживает ренессанс во всем мире. И Украина может быть флагманом этого тренда.

Почему? Ответ прост: атомная энергия – самая дешевая, самая безопасная и экологически чистая. К тому же она – залог развития высоких технологий, которые всегда дают толчок для промышленного производства в государстве – за счет локализации производства (механизм, по которому оператор атомных электростанций обеспечивает заказами отечественные предприятия – ред.).

Ну, и главное: именно атомная энергетика способна стабильно обеспечивать электроэнергией большое количество потребителей. Вот Германия полностью отказалась от атомных станций, но большой вопрос, правильно ли они поступили. Сегодня у немцев серьезные проблемы, спровоцированные таким решением, и они уже вынуждены закупать электроэнергию у других государств.

– Влияет ли на планы "Энергоатома" запуск Белорусской АЭС? Она запустилась, проработала один день и перепугала всех.

– На этой атомной станции будут работать два энергоблока установленной мощностью по 1200 МВт, это огромный объем электроэнергии. То есть у них будет опция экспорта электроэнергии в другие страны. Безусловно, это влияет на планы "Энергоатома". Но реализуют ли они ее? Давайте посмотрим. Если не ошибаюсь, уже есть решение прибалтийских стран о том, что они не будут принимать электроэнергию из Беларуси.

– В какие страны экспортирует электроэнергию Украина, какой это процент от общего объема?

– Пока объемы экспорта небольшие. Мы экспортировали электроэнергию в Беларусь, сегодня этот объем туда уже не поставляется. Небольшой объем поставки электроэнергии в Молдову.

Но мы с большими ожиданиями смотрим на экспорт, потому что есть и мощности, и возможности экспортировать электроэнергию. Первым делом смотрим в сторону ЕС. Начаты соответствующие проекты, которые однако еще не дошли до стадии реализации. В любом случае, это очень важное направление с точки зрения поступления средств и в бюджет компании, и в государственный бюджет, а также с точки зрения становления "Энергоатома" как игрока на рынке экспорта.

– Что нам нужно сделать, чтобы выйти на европейский рынок?

– Здесь может быть несколько опций. Ключевой игрок для нас в этом сегменте – НЭК "Укрэнерго", потому что именно она работает над синхронизацией украинской энергосистемы с энергосистемой Евросоюза. Если бы сейчас украинская система уже была синхронизирована с европейской, мы бы имели возможность экспортировать в страны ЕС максимально возможные объемы электроэнергии. Надеемся, что синхронизация будет завершена в 2022-2023 году.

Надо понимать, что украинская энергосистема строилась, в частности, с целью поддержки благодаря экспорту бывших стран соцлагеря. У нас есть линии, которые соединяют нас с европейскими странами-соседями, и это дает возможность ускорить процесс синхронизации.

"Укрэнерго" тестирует энергоблоки наших АЭС на предмет технической возможности синхронизироваться. Тестирование проходит успешно. Кроме того, существует проект под названием "Энергетический мост", начатый в 2015 году. Он уже почти дошел до финиша, оставалось подписать соглашение о создании консорциума, но возникли определенные проблемы. В него должны были войти крупнейшая атомная компания Франции EDF (Électricité de France), американская компания Westinghouse и польская Polenergia. Сегодня конфигурация консорциума уже должна быть другой, есть информация о том, что часть Polenergia выкупила иностранная компания.

Тем не менее, мы возлагаем большие надежды на этот проект. Его основная идея заключалась в том, чтобы отсоединить 2-й блок Хмельницкой АЭС от объединенной энергосистемы Украины и направить его мощности исключительно на экспорт электроэнергии в страны ЕС. А за счет средств от этого экспорта планировалось построить 3-й и 4-й энергоблоки Хмельницкой АЭС.

– Построение энергоблоков № 3 и № 4 ХАЭС только в планах или "Энергоатом" уже приступил к реализации проекта? На каком он этапе?

– Во-первых, окончательное решение принято. В сентябре президент Украины был на ХАЭС, увидел блоки и поручил Кабмину подготовить соответствующий законопроект о строительстве Х-3 и Х-4. Мы со своей стороны уже начали подготовительные работы силами внутренних строительных подразделений компании. Мы будем строить эти энергоблоки, хотя не все от этого в восторге.

– Почему у этой идеи есть противники?

– Много причин. Возникают вопросы относительно того, какими будут эти энергоблоки с точки зрения технологии. Например, строительная готовность Х-3 составляет 65-70%. Когда начиналось его строительство, он был рассчитан под старые советские реакторы. Соответственно, возможно, реактор для этого энергоблока будет производить компания Škoda JS. Однако мы открыты к переговорам, ведем их со многими мировыми компаниями – корейскими, американскими, в частности обсуждали этот проект с компанией Westinghouse.

– Расскажите о проекте "Энергетический мост Украина – ЕС". Он должен обеспечить синхронизацию?

– "Энергетический мост" – это отдельный проект, он разрабатывался без привязки к синхронизации. Но фактически это ее элемент. И сегодня он имеет право на жизнь – в том или ином виде, с теми или иными участниками. А процесс синхронизации происходит параллельно. "Энергетический мост" – это также проект, требующий времени и инвестиций. Но вполне реально реализовать его за полтора-два года. Если придет инвестор и вложит средства, то почему бы нам не попробовать, не начать? Когда украинская и европейская энергосистемы будут синхронизированы, "мост" будет работать немного в другом варианте.

– Пока Украина продолжает вывозить отработанное ядерное топливо в РФ, в зоне отчуждения продолжается строительство Централизованного хранилища для такого топлива. Когда планируете завершить это строительство? И сколько средств мы сможем экономить ежегодно, если не будем вынуждены вывозить отработанное ядерное топливо в Россию?

– Централизованное хранилище отработанного ядерного топлива (ЦХОЯТ – ред.) строится. Мы планируем завершить строительные работы в декабре этого года. Для ввода ЦХОЯТ в эксплуатацию еще должны пройти инспекцию Госатомрегулирования. Во время строительства "Энергоатом" увидел массу проблем вокруг этого хранилища. Были вопросы к подрядчикам – строительным организациям, возникали уголовные дела. Ситуация сложная, но мы его достроим.

Но чтобы начать эксплуатацию ЦХОЯТ уже в следующем году, нужно решить ключевой вопрос – подъездного железнодорожного пути. Если в 2021 году мы не запустим ЦХОЯТ, то снова будем вынуждены уплатить России около 200 млн долларов за вывоз и утилизацию отработанного ядерного топлива. Поэтому это не просто вопрос "Энергоатома", это стратегическая задача государства Украина. Мы постоянно напоминаем о том, что этот путь (железнодорожный путь Вильча – Янов длиной примерно 32-34 км – ред.) нужно расчистить и реконструировать.

– То есть сама колея есть, ее только нужно реконструировать?

– Да, а сначала расчистить от кустарников. Этот вопрос – в компетенции Минэкологии. А Министерство финансов должно выделить средства на такие работы. Недавно было совещание у премьер-министра, он выдал поручение относительно того, как должны выделяться средства на эту колею. Надеюсь, к критической дате она заработает.

– Вопрос логистики потребует времени?

– 34 км – это немалый объем работ. Думаю, 5 месяцев – это реальный срок для их завершения.

– Недавно "Энергоатом" подписал меморандум с "Нафтогазом" об объединении усилий в области разработки проектов по использованию водорода. Что это за проекты и для чего они нужны?

– Мы постоянно ищем новые возможности для развития отечественной атомной энергетики. Это – бесперебойная и безопасная работа энергоблоков, стабильное обеспечение населения и промышленности электроэнергией. Мы прекрасно понимаем, что сегодня существует большое количество опций для использования мощностей компании с учетом мировых наработок. Сейчас Европейская комиссия очень внимательно и придирчиво изучает тему водорода и возможностей водородных технологий, специалисты разрабатывают соответствующие программы. Ведь Европа хочет двигаться к максимальной экологичности, поэтому тема производства водорода очень актуальна, и главный драйвер этого процесса – Германия.

Как мы пришли к идее подписания меморандума с НАК "Нафтогаз"? Очевидно, что мы имеем огромные возможности для изготовления водорода, а "Нафтогаз" изучает перспективу его транспортировки. Если мы совместим эти усилия, то вероятнее всего, сможем экспортировать водород в Европу. Сейчас готовы наработки возможных технических решений. Германия уже ждет, там в этом проекте очень заинтересованы.

– А Украине нужен водород?

– Сейчас мы производим водород только для собственных станционных нужд. Но это технология будущего, и если постепенно мы переведем транспорт на водород, – это, безусловно, на благо экологии и развития, и будет большим шагом вперед.

– У вас уже есть потенциальные покупатели?

– Мы смотрим на европейский рынок. Мы говорили об экспорте электроэнергии, а сейчас – об экспорте водорода. Это сложный технический вопрос, специалисты работают. Но это новые идеи, которые надо воплощать в жизнь.

– В течение какого срока вы планируете реализацию этого проекта?

– Они также работают над тем, чтобы проект как можно быстрее заработал, поэтому я настроен оптимистично.

– Какие еще инновационные проекты "Энергоатом" планирует реализовать в ближайшее время?

– Мы уже реализовываем проект строительства data-центров вблизи АЭС. Это не суперсовременные технологии, но это то, что мы можем предлагать прямо сейчас. Для любого data-центра основные вопросы – это стоимость электроэнергии и стабильность ее поставок. Поэтому мы уже подписали два меморандума с двумя разными компаниями, в ближайшее время начнутся работы по строительству data-центров вблизи украинских АЭС.

Мы ведем переговоры с различными компаниями, включая такие, как Microsoft. Мы приглашаем к себе всех и говорим: смотрите, у нас есть такие мощности, площадки, можем обеспечить вот такую стоимость электроэнергии, такую физическую защиту. Потому что вы же понимаете, какой уровень безопасности на атомных станциях, и насколько это важно для data-центров, учитывая безопасность информации, которая там хранится.

– В начале ноября Атомпрофсоюз анонсировал протестные акции в городах-спутниках украинских АЭС. Почему это произошло и как вопрос решается?

– Это продолжение акций, которые проходили летом. Причиной тогда стали изменения в правилах ВСО. Предложенная тогда Министерством энергетики формула определяла, каким образом "Энергоатом" может торговать на рынке собственной электроэнергией. Затем либо в результате действий профсоюза, либо когда все увидели, что формула не работает, она была изменена.

– Это связано с задолженностью перед "Энергоатомом"?

– Эти акции возобновились, поскольку люди поняли, что ситуация с погашением задолженности перед компанией не решается. Были определенные моменты, которые "подлили масла в огонь". В одном из протоколов заседания Кабмина речь шла об изучении опыта других стран в отношении передачи ядерных установок и ядерных материалов из государственной собственности в частную. Представители отрасли поняли это как попытку приватизации "Энергоатома", а это очень болезненный вопрос для атомщиков. Насколько я понимаю, в протокол была внесена некорректная формулировка. Но вопрос задолженности перед "Энергоатомом" никуда не делся.

– Продолжается эпидемия COVID-19. В "Энергоатоме" сообщили, что компания будет обустраивать лаборатории для тестирования на COVID-19 в городах-спутниках. Что это за проект?

– Проблема была в том, что тесты, которые сдавали жители городов-спутников, собирали и везли в лаборатории других городов за 10 километров. Поэтому сейчас мы обустраиваем лаборатории прямо на местах. Работа продолжается. Думаю, это вопрос ближайшего месяца.

Предыдущий материал
Мутация COVID-19 у норок в Европе: есть ли вирус на украинских фермах – журналистское расследование
Следующий материал
"С чего же ты живешь? Чего не умираешь?": Голодомор 1932-1933 годов в воспоминаниях и аутентичных документах

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях