Олена Зеркаль

По канонам международного права, Россия не могла поступить иначе